15:03 

Миф о Бальдре без Локи?

Kroiddilad
Слишком строга.
Есть и такая версия. Записал её Саксон Грамматик, датский летописец 2-й половины 12 - нач. 13 вв., старший современник Снорри Стурлусона, к слову сказать.
Нашла я её здесь:
istorja.ru/forums/topic/1753-skandinavskaya-mif...

Итак:
"Необходимо рассмотреть и иную версию этого мифа. У Саксона Грамматика в «Деянии датчан» причиной спора между Бальдерусом и Хётерусом (Саксон дает имена персонажей на латинский лад — Balderus, Høtherus) является Нанна. Хёд был сыном Ходбродда (Hodbrodd), короля Швеции. После смерти отца Хёд был отправлен Геваром (Gevarus) в Норвегию, где быстро достиг мастерства во многих умениях, и особенно в игре на арфе. Своей музыкой он мог влиять на сознание людей, и таким образом он добился любви Нанны, дочери Гевара. Нанна была красива, и когда Бальдр увидел, как она моется, то воспылал желанием к ней и решил убить своего соперника Хёда.
Однажды Хёд заблудился на болоте и набрел на хижину, в которой находились лесные девы. Они поведали ему, что даруют удачу в войне и незримо принимают участие в битвах. Также девы рассказали Хёду о намерениях Бальдра, но предупредили его, чтобы сам он не нападал на Бальдра, поскольку тот полон ненависти с тех пор, как стал полубогом. Далее дом и девушки исчезли, и Хёд очутился в открытом поле в одиночестве.
После возвращения к своему приемному отцу Хёд попросил руки Нанны, но Гевар не отважился отдать за него дочь из страха перед Бальдром. Вместо этого Гевар рассказал Хёду о мече, способном убить Бальдра, и о кольце, которое дарует богатство своему владельцу. Эти сокровища находились в руках Миминга (Mimingus), обитающего в далеком холодном краю. Хёд предпринял длительное путешествие и с помощью хитроумной уловки захватил сокровища Миминга.
Пока Хёд был в отъезде, Бальдр потребовал у Гевара отдать ему Нанну. Гевар позволил дочери принять решение самой, и та отказала Бальдру на основании, что он является богом, и их природы несовместимы. Разозленный дерзостью Бальдра, Хёд и его союзники начали сражение. Один и другие боги сражались на стороне Бальдра, и впереди всех был Тор, сокрушая молотом всё на своем пути. Победа досталась бы богам, если бы Тор не сломал свой молот. Тогда боги покинули поле битвы, и Хёд смог жениться на Нанне. Он увез ее в Швецию, где весьма почитался народом, в то время как над Бальдром там насмехались.
Через некоторое время Бальдр одержал победу над Хёдом в Дании, но это не принесло ему ничего хорошего. Он стал мучиться от ночных видений Нанны, его здоровье ухудшилось, и он настолько ослаб, что его приходилось возить на колеснице. Далее в одном из сражений Бальдр одержал еще одну победу над Хёдом, и тому пришлось бежать с поля боя. Пробираясь в одиночестве по шведским лесам, Хёд снова попал к тем же самым лесным девам. На этот раз они поведали ему, что он одолеет своего врага, только если отведает волшебной пищи, которая составляет силу Бальдра. И снова две армии сошлись в битве. После больших потерь с обеих сторон бойцы прервались на ночь. В полночь Хёд выследил трех дев, несущих волшебную пищу, и, притворившись менестрелем, стал развлекать их своей музыкой. Девы готовили пищу для Бальдра с ядом трех змей и разрешили попробовать эту пищу Хёду, а также отдали ему пояс победы.
По пути назад Хёд встретил своего старого врага и пронзил его мечом. Бальдр упал на землю смертельно раненным, однако на следующий день снова сражался. Ночью ему явилась богиня Прозерпина и пообещала свои объятия. Через три дня Бальдр умер, и после королевских похорон его тело положили в могилу.
Далее Саксон рассказывает о мести Одина. Бог обратился за помощью к лапландскому мудрецу Ростиофосу (Rostiophus), и тот открыл ему, что мстителя Одину родит Ринда, дочь короля Рутении (Руси). Один с помощью колдовства поступил на службу к этому королю, но девушка отклонила его предложение. Тогда, обернувшись женщиной, Один стал служанкой Ринды и изнасиловал ее. Бус, сын Одина и Ринды, встретил Хёда в битве и убил его, сам при этом погибнув.
Вряд ли Саксон сам выдумал то, что Бальдр был датским королем. Скорее, эта идея проистекает из древней традиции, которая ассоциирует имя Бальдра с королевским домом в Лейре. Указание на это содержит строка из исландского стихотворения Bjarkamál. Также это подтверждается тем, что Брейдаблик (Breiðablik), мифический дворец Бальдра, можно обнаружить в названии датской местности Бредеблихе (Bredebliche) возле Лейре, согласно шведскому хронисту Йоханнесу Мессениусу. С этой версией отчасти согласуется замечание Снорри в прологе к «Младшей Эдде», где он говорит, что второго сына Одина звали Бельдег (Baldeg), но сам называет его Бальдром, а также информация в «Саге об инглингах», где сказано, что, придя в Швецию, Один оставил Бальдра править в Брейдаблике — правда, там указана не Дания, а Швеция. Таким образом, Бальдр, как и его отец Один, возможно, являлся мифическим предком датской королевской семьи; это предположение подтверждается тем, что в датски ориентированных англосаксонских генеалогиях имя Bældæg заменено на Бальдр.
Итак, сопоставляя разные версии мифа, мы видим две практически противоположные картины. Такое различие само по себе свидетельствует о древности мифа. Чтобы две версии настолько далеко разошлись, должно было пройти много времени с того момента, когда они были одним мифом. Различаются не только детали, но и характеры главных действующих лиц, хотя и сохраняется некоторая общая канва: Бальдр пал от руки Хёда, использовавшего особенное оружие, а сам убийца погиб от руки другого сына Одина. У Саксона отсутствует рассказ о попытках воскресить Бальдра, нет поездки в Хель, нет Локи, а также нет предания о том, что после Рагнарёка Бальдр и Хёд вернутся. Соответственно, возникает главный вопрос: какая из версий находится ближе к первоисточнику и существовал ли такой первоисточник вообще? Вместе с тем обе версии могут быть полезны в понимании проблемы Бальдра, и рассказ Саксона способен восполнить возможные лакуны в эддической традиции.
У Саксона отсутствует Локи, что ставит вопрос об архаичности участия этого персонажа в рассматриваемом мифе. Некоторые исследователи, например Дюмезиль, Де Фриз, Рудольф Симек, говорят о том, что Локи изначально присутствует в этом мифе. Об этом, возможно, свидетельствует наказание Локи, упомянутое Вёльвой. Аналогично и в «Перебранке Локи» Локи признается Фригг, что Бальдр погиб по его вине. Дюмезиль отстаивал архаичность присутствия в мифе Локи через индоевропейский параллелизм с осетинской мифологией, в которой описан конфликт Сослан-Сырдон, по мнению ученого, подобный конфликту Бальдр-Локи: «…поскольку сами по себе эти две смерти однотипны и основаны на аналогичных религиозных представлениях, мы уже не вправе рассматривать порознь случаи Локи-Бальдр и Сырдон-Сослан». Однако параллель, на которую указывает Дюмезиль, неоднозначна, поскольку в осетинском эпосе есть иной сюжет, в большей степени похожий на скандинавский миф о смерти Бальдра. Сослан и Сырдон поссорились из-за того, что в отсутствие Сослана Сырдон заколдовал своего сына, обернул в воловью шкуру и поставил на крышу, чтобы нартские юноши стреляли в него из лука. Только стрела Сослана могла попасть в цель и убить мальчика. Сослан неожиданно вернулся и, решив наказать Сырдона, выстрелил и убил его сына. После этого началась вражда, которая и стала основным материалом в анализе Дюмезиля. Сырдон в различных осетинских сказаниях, действительно, напоминает Локи, однако сказание о смерти сына Сырдона куда ближе к мифу о смерти Бальдра, чем сказание о смерти Сослана от руки хитрого Сырдона. Всё это свидетельствует об индоевропейских корнях Локи и мифа о Бальдре, но отнюдь не об участии Локи в смерти Бальдра.
Другие исследователи сомневаются в том, что Локи присутствовал в мифе изначально. Например, Тюрвиль-Питр полагает, что этот персонаж мог быть привнесен в миф позднее, ведь, согласно Саксону, Хёд — единственный убийца Бальдра, а о Локи нет ни слова. Исследователь отмечает: «…возможно, история Саксона глубже». В этом контексте Эдгар Поломе пишет: «Снорри сделал Локи ответственным, но вопреки Дюмезилю и Де Фризу я полагаю, что он поступил так только на основании своих этических представлений, с целью ассоциировать смерть с определенным демоническим элементом, как в библейской космической драме».
Повествование Саксона не лишено явных противоречий, на которые уже давно обратили внимание исследователи. Например, меч, который должен был сразить Бальдра, не убил его сразу, и Хёд, уже обладая этим мечом, долгое время терпел поражения. Ридберг, анализируя этот момент, предполагал, что Саксон несколько запутался в источниках и из-за схожести звучания имен Hoder-Oder перепутал эддического Хёда (Höðr) с Одром (Óðr). Одр, так же как и Хёд в рассказе Саксона, имел конфликт с богами, но не с Бальдром, а с Тором. Схожесть имен и ситуаций достаточна, по мнению Ридберга, чтобы объяснить беспорядок у Саксона.
Встречается мнение, что Саксон следует исландской традиции устной саги о Хёде. Однако хоть сам он и говорит, что использовал исландские источники, в это трудно поверить: вряд ли Бальдр мог существовать в таких различных образах в столь небольшом исландском обществе. Скорее всего Саксон следовал датской традиции, возможно даже, как уточняет Поломе, какому-то датскому рассказу, в то время как Снорри почерпнул свою версию у исландских или западно-норвежских поэтов. Саксон неоднократно упоминает места в Дании, с которыми ассоциируется рассказ о Бальдре.
История, изложенная Саксоном, сохранила, по всей видимости, немало архаики, но вместе с тем она наполнена множеством средневековых мотивов, таких, например, как волшебная арфа. «Очевидно, что датские историки не понимали языческого образа мышления и демонстрировали нехватку причастности к ней, как и Снорри», — отмечает Поломе. Вместе с тем, как полагает Тюрвиль-Питр, «Саксон мог хорошо сохранить древние элементы, которые не встречаются в западных источниках».
История Снорри также не лишена ценности как источник информации об изначальной форме мифа о Бальдре. Анализируя соотношение двух источников, Поломе пишет: «…в то время как Снорри модифицирует миф этическими мотивами, пытаясь сделать Локи демоническим оппонентом богов и приписать ему главную роль в оппозиции по отношению к святой жертве и слепому инструменту — Хёду, Саксон лучше показывает последние две фигуры и также отображает причину их вражды в соперничестве за руку Нанны, что каким-то образом исчезает в подоплеке истории Снорри».
Саксон, действительно, более прямолинеен в своем изложении, он мыслит миф о Бальдре в рамках человеческой аксиологии, существовавшей вокруг него. Но, возможно, такой подход не удаляет нас от первоисточника дальше, чем попытка Снорри последовательно изложить мифологию."

Авторские обработки авторскими обработками, но классический индоевропейский спор из-за бабы и имущества сюжетный конфликт налицо. Ведь и Снорри Стурлусон в предисловии к "Младшей Эдде" пересказывает историю Троянской войны...

@темы: История, Книги, Этника

URL
Комментарии
2017-01-18 в 15:36 

Рене Римских
A nikdo z nas nezná cestu svou, a tak půjdem zase smrti blíž...
О! знаю эту версию - нашел ее на сайте Асатру. У них вообще много интересного на тему)

2017-01-18 в 16:13 

Kroiddilad
Слишком строга.
Рене Римских, а ещё какие-то версии есть?

URL
2017-01-18 в 16:17 

Рене Римских
A nikdo z nas nezná cestu svou, a tak půjdem zase smrti blíž...
Kroiddilad, ну, что это все задумал Один - чтобы Бальдр не погиб при Рагнареке...

2017-01-18 в 16:25 

Kroiddilad
Слишком строга.
Рене Римских, если считать Хёда "дублёром" Одина, то похоже на правду. Хотя... в битве погибнуть же лучше, чем вот так, извиняюсь, глупо?

URL
2017-01-18 в 16:47 

Рене Римских
A nikdo z nas nezná cestu svou, a tak půjdem zase smrti blíž...
Kroiddilad, в том-то и дело! погибший не в битве и даже не от оружия (если брать версию с Локи) непременно отправится в Хель - а ее царство последняя битва не затронет, поэтому, когда воцарятся лучшие времена, Бальдр вернется и будет жить. Один все предусмотрел))

2017-01-18 в 16:52 

Kroiddilad
Слишком строга.
Рене Римских, ах вон что)
Вот я теперь задумалась, когда появился образ Локи, известный нам по Эдде - то есть трикстера, на которого сваливают все неприятности.

URL
   

мой дневник

главная