• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
14:57 

Бестиарий. Тигры, львы и их потомство

Слишком строга.
"...львица рождает детёнышей мёртвыми, и они остаются безжизненными в течение трёх дней, пока пришедший отец не дыхнёт им на морды, после чего они оживают."

Ну, новорождённых котят мы все видели) А вот это ещё любопытнее:

"Если тигрица обнаруживает пустое логовище, ввиду того что один из её детёнышей украден, она тотчас отправляется по следам вора. Похититель, даже если сел на стремительную лошадь, не сможет уйти далеко, поскольку уступает по скорости тигрице, и будет пойман. Поэтому, чтобы добыть тигрёнка, охотник пускается на следующую хитрость: увидев приближающуюся тигрицу, он бросает стеклянный шар, и она хватает его, увидев в нём своё уменьшенное отражение, которое принимает за собственного малыша.
Тогда она останавливается, надеясь забрать зверька. Однако вскоре понимает, что её провели, снова бросается преследовать всадника, обуреваемая яростью, и почти настигает его.
Тогда он бросает второй шар, таким образом вновь останавливая тигрицу, у неё не возникают воспоминания о бывшей проделке, и она опять проявляет материнскую заботу. Вьётся вокруг ложного отражения, ложится, намереваясь кормить шар. Так, повинуясь собственному долгу, она успокаивается и одновременно теряет своего детёныша".

Здесь и далее цитаты по: Уайт Т.Х. Средневековый бестиарий. Что думали наши предки об окружающем мире / пер. с англ. С. Федорова. — Москва: ЗАО Центрполиграф, 2013. — 287 с.

@темы: История, Книги, Природа

17:17 

Слишком строга.
Начинаю читать "Бестиарий" Теренса Хэнбери Уайта. Цитаты и отрывки находила давно, и изречение "Рысь - это вид волка" меня просто покорило.
Вот обложка:



Естественно, буду цитировать, как до этого Фрэзера)

@темы: Книги, Моя рутина

15:01 

Вдогонку к отзыву

Слишком строга.
Захотелось снять фильм, и чтобы всех трёх играла одна и та же актриса. И чтобы говорила на свою же фотографию "Ах ты, старая ведьма, никогда не буду такой, как ты!", чтобы трагично и комично одновременно...

@темы: Книги, Типа рецензии

14:58 

Отзыв на "Анну, Ханну и Юханну" М. Фредриксон

Слишком строга.
Решила всё-таки написать. Хочется как-то что-то высказать.

Самые, казалось бы, близкие друг другу люди – бабушка Ханна, мать Юханна и дочь Анна – как нарочно ужасно далеки от взаимопонимания и обладают абсолютно разным характером. Крестьянка Ханна, жена мельника, ставшая матерью в тринадцать лет, а замуж вышедшая в шестнадцать, проста, приземлённа и проницательна. Она не красноречива, но это и не нужно, чтобы называть вещи своими именами. Она не ласкова, но детей нужно сначала накормить, а уж потом покачать на коленях. Она глубоко несчастна, но принимает всё как есть, и терпит позор до замужества, и говорит, что Бог несправедлив – просто потому что так устроен мир. Просто потому что другой жизни она не видела.
Юханна – самый младший ребёнок в семье, любимица отца, фантазёрка, идеалистка. Она работает в лавке, «выходит в свет» с подружками, берёт много книг в библиотеке и увлекается социал-демократическими идеями. Она выходит замуж по любви, не жалеет ласки для единственной дочери и внуков, выращивает розы и умеет помнить только хорошее. Она выглядит самой счастливой из героинь, но судьба как будто за что-то наказывает её, отобрав в старости рассудок.
Анна – образованная и независимая девушка, журналист, преподаватель и писатель. Она никогда не была домохозяйкой, они с мужем большую часть времени проводят в командировках и общаются на расстоянии. Они разводятся и снова сходятся. Ссоры, измены, проблемы с детьми, болезни пожилых родителей. Анна решает разобраться в себе и «обратиться к корням» – и пишет книгу о своей семье. Именно её рассуждения, описание творческого процесса и открывают книгу, ставя имя младшей героини первым в заголовке. Её история обрамляет истории бабушки и матери.
Для каждой подобран свой стиль, свой язык – и это естественно. Вместе с тремя героинями мы проживаем почти весь двадцатый век (действие завершается в восьмидесятые), смотрим на Швецию провинциальную и городскую. Но это как будто второстепенно. Главное то, что творится у них внутри. В голове и в сердце.
Такие разные, эти три женщины оказываются в совершенно одинаковых ситуациях: наблюдают ссоры родителей, страдают от низкой самооценки (правда, справляются с этим по-разному), влюбляются в мужчин одного типа, испытывают неприязнь к свекрови, стесняются говорить со взрослеющими дочерьми о взрослении, слышат от них упрёки в неграмотности и ограниченности. Теряют ребёнка после тяжёлых родов. Случайно находят настоящую дружбу. Не сожалеют о покинутом доме, с которым связано столько печальных воспоминаний.
Анна теперь понимает, насколько они похожи, только уже поздно: мамы и бабушки уже нет. С другой стороны, можно надеяться, что героиня усвоила урок, и её дочери не отдалятся от неё. А они, кстати, точная копия бабушки и прабабушки...
В этом вся прелесть романа – и вся его суть – в повторении: мать возрождается в дочери, та – в своей дочери и та – тоже, и жизнь на самом деле не заканчивается – лишь завершает круг, чтобы возобновиться.
Хотя книга заканчивается на светлой ноте, «осадочек» остаётся: почему Анна, Ханна и Юханна не могли просто собраться на кухне и просто поговорить по душам – пока все были живы и здоровы?
Пожалуй, это вопрос риторический. Или нет?
Мы все – чьи-то дети. Мама для нас – кормилица, защитница, помощница, жилетка, в которую всегда можно поплакать, неистощимый источник, откуда мы черпаем силы. Всё это правдиво, красиво и пафосно. Но часто ли мы думаем о ней как о личности? Что она любит? Чего боится? С кем дружила в школе? Почему вдруг решилась на переезд?
Трудно переключиться со взгляда любящего (или наоборот) на объективный, но в один прекрасный день это происходит. Более или менее болезненно.
Главное, чтобы не слишком поздно.
К чему это я? Поговорите с мамой. Просто поговорите.

@темы: Книги, Типа рецензии

19:24 

Откуда я взяла слово "подтёпливает"))

Слишком строга.
Все вы наверняка читали и смотрели сказку "Морозко". А вот один из аутентичных вариантов.


@темы: Этника, Чужие интересности, Книги

15:28 

Слишком строга.
07.09.2016 в 10:23
Пишет Шано:

Оригинал взят у в За кого выйти замуж: новейшие открытия в медицине


В общем, наткнулись мы на эту прекрасную эмигрантскую книжку 1930 года (как видите, в Женеве тогда всё еще печатали с ятями). И, поскольку один из авторов еще вполне не замужем, прочитали запоем. Интересно же, кого не рекомендуют в мужья новейшие открытия медицины 1930 года.

В общем, если вам лень смотреть - то не за игрока, алкоголика, сифилитика, больного рахитом, а главное - (вы только не смейтесь, как сказано в этой книге) - не за того, кто смеётся так "кхэ, хэ, хэ"!!!!

Приятного прочтения!

читать дальше

URL записи

@темы: Чужие интересности, О людях и отношениях, Книги, История

15:29 

Сейчас читаю...

Слишком строга.
...Мариан Фредриксон - роман "Анна, Ханна и Юханна". История семьи - бабушки, матери и дочери, просто о жизни.
Попалась она мне случайно: взгляд упал на полку с книгами в FixPrice.
Начинала читать ещё в мае, но отложила и долго не могла снова взяться. Потому что первая сцена - дочь у постели умирающей матери - практически предвосхитила события в моей семье. Наконец я поборола самовнушение - и продолжила чтение. Действительно, бросить было бы жаль.
Сообщают, что автор написала всего 13 романов, и переведены они на 40 языков. Я, к сожалению, встретилась с ней впервые. А вы читали Мариан Фредриксон?

@темы: Книги

11:17 

Что подарить девочке на 27 лет

Слишком строга.
Друзья вчера постарались:

много ниточек



и раскраску


@темы: Моя рутина, Книги, Рукоделие

19:10 

Слишком строга.
Читаю "Песнь льда и огня" - и вижу много светлых моментов. Особенно рада за Дейенерис - кажется, ей уже не очень-то нужно отвоёвывать родной замок...
Жестокости, на мой взгляд, в этой книге не больше, чем в реальной жизни.

@темы: Книги, Моя рутина

15:01 

Немножко интересностей

Слишком строга.
Набрела на сайт Метрополитен-музея - там есть раздел с электронными книгами и альбомами по искусству. Если любите читать по-английски, то вам сюда: www.metmuseum.org/research/metpublications
Присмотрела себе кое-что по Позднему средневековью / Ренессансу, Древнему Египту и Юго-Восточной Азии.

И ещё читаю блог с замечательным названием Katafalk, ведёт его шведка по имени Катрин) Шитьё, вышивка, крашение тканей, платья, вуали, работа с кожей... бывают же люди) katafalk.wordpress.com/

@темы: Этника, Чужие интересности, Стиль/дизайн, Рукоделие, Моя рутина, Книги, История, Исторический костюм, Живопись

14:08 

Дочитала Фрэзера

Слишком строга.
Если сначала я сквозь эту "Золотую ветвь" продиралась, как сквозь колючий кустарник, то где-то на середине пути стало легко.
Оказывается, "Золотая ветвь" - это не что иное как омела, заключающая в себе жизненную силу дуба, на котором растёт, а также "огонь небесный", то есть молнию, которой в это дерево ударил Громовник:
Высохший стебель омелы - золотисто-жёлтый, и этот цвет роднит его с настоящим золотом, а потому омела способна указывать местонахождение кладов - как цветок папоротника.
На инициацию тоже интересный взгляд: посвящаемый отдаёт свою душу на хранение тотемному животному. У Проппа, которого я прочитала раньше и который часто указывает на неточности в книге Фрэзера, объяснение совершенно иное.
Из цитат приведу только пассаж из последней главы - о магии и науке. Зацените)

"Хотя в том, что касается веры в глубинную упорядоченность всех вещей, наука имеет много общего с магией, едва ли есть необходимость напоминать читателю данного труда о том, что порядок в понимании магии существенно отличается от научного представления о порядке. Данное различие обусловлено различием методов, с помощью которых люди пришли к этим представлениям об упорядоченности мира. Упорядоченность, к которой стремится магия, является не более чем экстраполяцией посредством ложной аналогии представления о порядке, в котором зарождаются идеи в нашем уме, а упорядоченность в ее научном понимании является результатом кропотливого и точного наблюдения природных явлений. Наука уже достигла столь многочисленных, достоверных и блестящих результатов, что одного этого достаточно для того, чтобы возбудить в нас устойчивое доверие к надежности ее метода. После тысячелетних блужданий в темноте в лице науки человеку наконец удалось найти золотой ключик, с помощью которого можно отворить столько дверей в сокровищнице природы. Не будет, видимо, преувеличением сказать, что и в дальнейшем перспективы прогресса в нравственном, интеллектуальном и материальном плане будут неразрывно связаны с состоянием научных исследований, и любое препятствие на пути научных открытий будет способно причинить человечеству только вред.
Но история мысли преподносит нам также следующий урок: из того, что научное воззрение является лучшим из до сих пор сформулированных представлений о мире, нельзя с необходимостью заключать, что оно является окончательным и всеобъемлющим. Не следует упускать из виду того обстоятельства, что научные обобщения по сути своей являются не более как гипотезами, изобретенными для упорядочения находящейся в процессе постоянного изменения фантасмагории мысли, которую мы высокопарно именуем миром и вселенной. В конечном счете и магия, и религия, и наука – это всего лишь способы теоретического мышления, и подобно тому как наука вытеснила своих предшественниц, в будущем на смену ей может прийти другая, более совершенная гипотеза. Возможно, это будет радикально иной взгляд на вещи, точнее, на их тени на экране ума. взгляд, о котором наше поколение не может составить себе ни малейшего представления. Прогресс познания является бесконечным продвижением к вечно ускользающей цели. И едва ли стоит роптать на то, что этот поиск не имеет конца..."


В общем, прогресс прогрессом, но "я знаю, что ничего не знаю") Пытаясь понять чужое мышление - отключите свою логику)

@темы: Книги, Этника

15:34 

Генри В. Мортон. «Ирландия. Прогулки по священному острову"

Слишком строга.
Давно я никаких отзывов на книги не писала.
Начну банально: 2016 год объявлен перекрёстным годом языка и литературы для Великобритании и России. Но говорить мы будем ни о Чосере, ни о Шекспире, ни о Диккенсе или Честертоне, ни о художественной литературе вообще.
В руках у меня книга одного из классиков так называемой travel writing — литературы о путешествиях. Классик этот — Генри Воллам Мортон (1892-1979), журналист, путешественник, автор репортажей о раскопках гробницы Тутанхамона в 1923 году. Книга эта — «Ирландия. Прогулки по священному острову».
Почему Ирландия? Они с Британией друг друга никогда не жаловали, возразите вы.
Но на всём острове — от Белфаста и Дублина до затерянных деревушек на западе — следы именно английской истории. Даже исконно гэльский Коннахт обязан буквально насильственным заселением англичанам. «Что в ад, что в Коннахт», — слышали поговорку?
Казалось бы, всё уже позади. Совсем недавно, в 1922 году, Ирландия получила независимость и статус британского доминиона. Именно с этого факта начинает автор свою книгу (которая, кстати сказать, увидела свет в 1930-ом). И замечает, что обе страны долго ещё могут жить воспоминаниями об «ирландском вопросе», но смотреть нужно в будущее.
Тем не менее, Ирландия, которую мы видим, — будто бы вне времени. Изумрудные травы, печальные скалы, извечная морось — и море. И «вечная фигура» пахаря с плугом — ирландца-крестьянина, рассказывающего одинокому путешественнику историю о похищенной феями девушке. Впрочем, не только деревенские, но и городские жители обладают, по выражению Мортона, «метафизическим складом ума». Их не заботит техника, будь то ремонт автомобиля или мощнейшая по тем временем гидроэлектростанция на реке Шеннон. Всё это преходяще. Зато вот на этой улице — могилы Святого Патрика и Святой Бригитты, а там — замок Грэйс О’Мэлли, предводительницы пиратского флота, которая от самой королевы Елизаветы не принимала подарков... Народные песни и легенды давно переименовали Грэйс в Грану, или Гранию, или Грайне — как героиню кельтского эпоса.
Другую Гранию встречает автор на берегу океана. Чумазая, нечёсаная, босая девушка собирает граблями водоросли. Гордая и грациозная — как королева. Красавица, не имеющая ни зеркала, ни гребня. Девушка, которая скорее поедет на заработки за океан, чем на соседний остров.
«Трагедийной королевой прошлого» называет Мортон саму Ирландию. Совсем другой образ, нежели привыкли видеть иностранцы. С чем может ассоциироваться эта страна у нас? Пастбища, пивоварни, весёлые праздники, ирландские танцы. Кельтская мифология. Фэйри. Стереотипы. Здесь же — конкретные улицы, имена, всё, что увидел журналист собственными глазами. Начало XX века. «Эпоха джаза» — в нескольких километрах от каменистого берега в бурых водорослях, что принёс прилив. От крошечных участков земли (полями это не назвать), огороженных булыжниками, от которых эти же участки в своё время расчистили. За водорослями придёт босая девушка в кроваво-алой юбке. В поле посадит картофель женщина из хижины на холме. В хижине её ждут колыбель на земляном полу и восемь детей.
К чему это я? Всё давно уже в прошлом. Сейчас двадцать первый век. Другая Ирландия. Другая Европа... Другая? Душу целой земли изжить не так-то просто.
У каждой страны она своя. Да, есть слово «атмосфера», но оно совершенно не просится на язык.
Прохожие на беспорядочных улочках обсуждают недавние скачки. Молодёжь учит гэльский. Шумят станки на полотняном заводе в Белфасте. Над Коннемарой тает тускло-красная заря. В долине Типперэри замер ветер...
Всё это действительно стоит увидеть. Услышать. Прочувствовать.
Поэтому — смело отправляйтесь в путешествие по Изумрудному острову — хотя бы на страницах этой книги. Или по Англии и Уэльсу. Или по Италии. Или по Южной Африке. Книги Мортона того стоят.

И в качестве иллюстраций - фото жительниц Голуэя начала 20 века (из "ВКонтакта")


@темы: Типа рецензии, Моё творчество, Книги

17:40 

Омела и айны

Слишком строга.
"Золотая ветвь", глава 65 "Бальдер и омела"

С представлениями древних галлов и италийцев о необычных лечебных свойствах омелы можно сравнить аналогичные верования современных японских айнов. Сообщают, что, «подобно многим другим северным народам, они с особым пиететом относятся к омеле. Она кажется им лекарством чуть ли не от всех болезней: иногда они подкладывают ее в пищу, а в Других случаях готовят особый настой. Листьям омелы они отдают предпочтение перед ягодами, так как последние считаются слишком терпкими для обычных нужд... Кроме того, многие из них воображают, что это растение обладает способностью заставлять обильно плодоносить сады. Для этого листья омелы нарезают кусочками и, произнеся над ними молитву, высевают с просом и семенами других злаков, а малую толику употребляют в пищу. Известно также, что бесплодные женщины ели омелу, чтобы забеременеть. Наиболее эффективным средством айны считают омелу, произрастающую на иве. Объясняется это тем, что ива считается у них особенно священным деревом».

плюс бонус

@темы: Книги, Этника

14:03 

Об огне

Слишком строга.
"Золотая ветвь", глава 63:

читать дальше

@темы: Этника, Книги

20:31 

Давно я не была в гостях у Фрэзера

Слишком строга.
Некоторые шотландские обряды на Бельтайн:

В Коллендерском приходе, изумительном по красоте районе графства Перт, огни Бельтана пользовались популярностью еще в конце XVIII века. Вот как описывает этот обычай тогдашний приходский священник: «В день первого мая, который называется днем Бельтана, или Бальтейна, все местные мальчики собираются в болотистой местности. На зеленом дерне устраивается площадка круглой формы. Площадка окружается земляной траншеей, которая должна вместить всех присутствующих. Разложив костер, готовят кушанье из яиц и молока, по своему составу напоминающее сладкий крем. Тесто из овсяной муки подрумянивают на углях, так что получается пирог. После того как крем съеден, пирог делят на такое число частей, сколько присутствует людей. Причем стараются резать так, чтобы все куски были одинаковой величины и формы. Один из таких кусков обмазывают древесным углем до полной черноты. Затем разрезанный на куски пирог кладут в колпак, и каждый с закрытыми глазами вытаскивает свою порцию. Последний кусок достается человеку, который держит колпак. Вытащивший черный кусок считается „посвященным“ и должен быть принесен в жертву Баалу. Благосклонности Баала они стараются добиться потому, что от него зависит, будет ли год урожайным. Не вызывает сомнений тот факт, что когда то жители этой округи, а равно и к востоку от нее приносили человеческие жертвоприношения, хотя ныне „посвященного“ просто заставляют трижды перепрыгивать через пламя. На этом заканчивается обрядовая часть данного праздника».

Интересно, Баал - это такая аналогия с Востоком или транслит местного имени?

Можно предположить, что когда то лепешка с бугорками действительно употреблялась для определения того, кому быть «бельтановым чертом» или предназначенной для сожжения жертвой. Пережиток этой традиции можно проследить в обычае печь первого мая в полдень особого рода ржаные лепешки и скатывать их с холма. Считалось, что тот, у кого лепешка, скатываясь, сломается, в течение года умрет или его будут преследовать неудачи. Эти большие лепешки из овсяной, ячменной или гороховой муки (bannocks, как называют их шотландцы) пекли обычным способом; но сверху они обмазывались тонким слоем жидкого теста, приготовленного из взбитых яиц, молока или сливок и небольшого количества овсяной муки. Этот обычай, по видимому, был распространен преимущественно в Кингусси з графстве Инвернесс и близлежащих местностях.

Так и напрашивается наше родное катание яиц на Пасху...

Иногда один против другого раскладывались два костра. Эти огни – один или оба – назывались coelcerth (в переводе: костры). Круглые пироги из овсяной и непросеянной муки делили на четыре части и клали в маленький мешок из под муки, и каждый должен был вынуть оттуда свою часть. Последний кусок доставался тому, кто держал мешок. Те, кто вытягивал кусок пирога из непросеянной муки, должны были три раза перепрыгнуть через пламя или трижды пробежать между двумя кострами, что, по мнению присутствующих, обещало обильную жатву. Крики и визги прыгающих через пламя людей раздавались по всей округе. Те же, кто вытащил кусок пирога из овсяной муки, пели, танцевали и хлопали в ладоши, подбадривая владельцев лепешек из непросеянной муки, перепрыгивавших через пламя или пробегавших между двумя кострами.

Ну, тут без комментариев)

@темы: Этника, Книги

11:50 

Слишком строга.
Одна из немногих книг, которые я прочитала в праздники, - "Агнес Грей" Энн Бронте. И по сравнению с "Джейн Эйр" и "Грозовым перевалом" её более знаменитых сестёр этот роман гораздо более адекватен. Обыкновенная героиня, жизненная ситуация, реалистично описанные отношения - и - да, нормальный хэппи-энд)

@темы: Моя рутина, Книги

20:33 

Тыква отпущения

Слишком строга.
Снова рассказывает Фрэзер:
Предмет, на который переносятся все напасти, называется у малагасийцев фадитра . «Фадитрой является любой предмет, выбранный сикиди (то есть советом прорицателей) с целью принять на себя злые силы и болезни, которые могут оказать губительное влияние на счастье, покой и благополучие человека. Фадитрой могут быть зола, монета, овца, тыква или какой нибудь другой предмет, выбранный по указанию сикнди. После того как выбор сделан, жрец объявляет фадитру причиной всех напастей, оказавших пагубное влияние на то или иное лицо, а затем обращается к фадитре с требованием забрать эти напасти раз и навсегда. Если роль фадитры играет зола, ее развеивают по ветру. Если это монета, ее бросают на дно глубокого водоема или в другое место, где ее нельзя будет найти. Если это овца, то, взяв ее на плечи, кто нибудь из малагасийцев относит ее на некоторое расстояние; такой человек бежит что есть мочи, бормоча при этом фаднтре величайшие проклятия за напасть, которую он уносит. Если на роль фадитры выбрана тыква, ее относят на плечах на небольшое расстояние и с напускным гневом швыряют на землю».
Поэтому, если наводите порядок перед Новым годом, не забудьте выбросить все неприятности вместе с мусором ;)

@темы: Этника, Книги

11:19 

Рыбак рыбака...

Слишком строга.
Откуда взялось правило отпускать первую пойманную рыбу?
Продолжаю читать Фрэзера и вот что нахожу:
"Чтобы снискать доверие остальных рыб, считается особенно важным хорошо обойтись с первой пойманной рыбой, так как поведение остальных рыб якобы находится в прямой зависимости от приема, оказанного их первой представительнице. Поэтому и маори неизменно отпускают первую рыбу обратно в море с просьбой побудить других рыб ловиться."
(глава 53, "Умилостивление охотниками диких животных")

Похоже, давно уже понимали люди, что рыбы под водой прекрасно их слышат - а может, даже видят?
У тех же кароков существует поверье, что лососи не пойдут к рыбаку, который построил помост для ловли лососей из стволов, подобранных на берегу реки, где лососи могли видеть его за этим занятием. Необходимые для этой цели стволы деревьев должны быть принесены с вершины самой высокой горы. Рыбак даром потратит свой труд, если второй год подряд воспользуется теми же опорами для сооружения помоста и запруды, «потому что старые лососи уже успели рассказать о них молодым». Айны особенно любят мясо одной рыбы, которая появляется в их реках в мае – июне. Готовясь к началу рыбной ловли, они соблюдают предписания ритуальной чистоты, а когда уходят на промысел, их оставшиеся дома жены должны хранить строгое молчание, чтобы рыба, услышав их разговоры, не исчезла.
(там же)

А ещё есть вот такие варианты огородных пугал:
"Когда поля морских даяков и ибанов Саравака наводняются полчищами птиц и насекомых, они ловят по одному вредителю каждого вида – одного воробья, одного кузнечика и т.д., – кладут их в крошечную лодочку из коры, в которую положен запас провианта, и пускают суденышко с неприятными пассажирами вниз по течению реки. Если это средство не помогает, даяки с той же целью прибегают к средству, представляющемуся им более эффективным: они лепят из глины крокодила в натуральную величину и выставляют его в поле, где «кормят» его, «поят» рисовой водкой, украшают и даже приносят ему в жертву домашнюю птицу и свинью. Предполагается, что, тронутое оказанными ему знаками внимания, свирепое животное очень скоро переглотает всех вредителей."
(там же)

@темы: Этника, Книги

17:08 

И снова Фрэзер

Слишком строга.
С каким животным или птицей у большинства кое-что знающих о мифологии людей ассоциируется греческая Афина? Пожалуй, с совой. Но в "Золотой ветви" есть и такое наблюдение:

"Из обычая изображать Афину в одеянии из козьих шкур тоже можно заключить, что во время оно коза была священным животным этой богини. Однако, несмотря на это, козу, как правило, не приносили в жертву Афине и не допускали ее в великое святилище богини афинский Акрополь. Поступали так якобы потому, что коза нанесла вред оливе – священному дереву богини. Отношение козы к Афине до этого момента такое же, как отношение лошади к Вирбию: оба вида животных запрещалось вводить в святилище, потому что они чем то повредили богу. Варрон, однако, сообщает, что правило, закрывавшее козе доступ в Акрополь, допускало одно исключение. Один раз в год козу, по словам римского автора, пригоняли в Акрополь для совершения необходимого жертвоприношения. Между тем, как было отмечено выше, возможно, что животное, которое приносят в жертву один единственный раз в году, является не рядовой жертвой, а представляет самого бога. Отсюда можно сделать заключение, что один раз в году в Акрополе приносилась в жертву коза в роли самой Афины. Можно также предположить, что на статую богини греки накидывали шкуру убитого животного (aegis) и каждый год обновляли ее. Столь же священным животным считался в Фивах баран, которого никогда не приносили в жертву. Но раз в год барана закалывали, а его шкурой накрывали статую бога Амона."
(глава 49 "Животные образы древних богов растительности")

@темы: Этника, Книги

14:48 

А ведь всё в жизни так устроено...

Слишком строга.
Фраза, сделавшая мой день.
Из книги В. Кондратьева "Историческое фехтование":
Не прицеливайтесь, все равно промажете — нарабатывайте удар навскидку.

@темы: Книги, Моя рутина

мой дневник

главная