Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: моё творчество (список заголовков)
15:11 

Славянская фэнтези. С чего начинается магия?

Слишком строга.
Русь, опоясана реками
И дебрями окружена,
С болотами и журавлями,
И с мутным взором колдуна,

Где разноликие народы
Из края в край, из дола в дол
Ведут ночные хороводы
Под заревом горящих сёл, —

написал в своё время А.А. Блок. Что говорить, народная культура всегда привлекала внимание людей творческих: источник вдохновения, сюжетов, образов; традиции в стилистике, фигурах речи. Душа народа, которую стремились постичь. Услышанные в детстве сказки, врезавшиеся в память песни, легенды и мифы прочно обосновываются в нашем сознании и дают о себе знать даже в век глобализации.
Фольклор, будь то загадки или эпос, передаётся из поколения в поколение и считается достоянием всего народа. Это касается произведений оригинальных. Но человеческое сознание не может быть направлено исключительно на повторение — так рождаются и литературные переложения фольклорных произведений, рассказанные языком, доступным современникам автора (вспомним, сколько поэтов «переводили» «Слово о полку Игореве»), и авторские произведения, основанные на отдельных мотивах и сюжетах. Все мы помним по школьной программе рассуждения о мотивах оборотничества в том же «Слове…», замечательные мистические новеллы украинского писателя Ореста Сомова (где легко узнаваемы сюжеты народных быличек), «Песни западных славян» А.С. Пушкина и «Гузлу» П. Мериме, баллады Жуковского (кстати, вольный пересказ немецких баллад — возьмём ту же «Светлану»), бессмертные «Вечера на хуторе близ Диканьки»… Здесь слышим мы голос традиций славянских. Можно много рассуждать о смешении этносов и культур, но именно на почве восточнославянского языка взрастили мы свою литературную традицию, поэтому ничто славянское нам, в чьей крови жива память меря, булгар и татаро-монголов, не чуждо.
Наверно поэтому в девяностые годы читатели так радостно приняли многочисленных авторов так называемой славянской фэнтези: Марию Семёнову, Елизавету Дворецкую, Андрея Валентинова, Михаила Успенского, Николая Романецкого, Святослава Логинова, Ника Перумова и других.
Мы уже убедились: началось это далеко не в 1990-е. Но именно тогда эта ветвь фантастики выделилась в самостоятельный жанр и получила имя.
Итак, определим славянскую фэнтези как фантастику, основанную на фольклорных и литературных, мифологических и эпических традициях славянских народов (не только древних русичей!). По сути, это литературная сказка, авторски переосмысленный фольклор, сохранивший иррациональное восприятие действительности (в отличие от научной фантастики, например). «Народный» элемент проявляется не только в сюжете и хронотопе, но и в мифологических / сказочных персонажах или аллюзиях на них, в отдельных деталях, как в повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», кстати, опередившей «основную волну» на несколько десятилетий.
Важно различать древнеславянскую и древнерусскую — более позднюю — мифологию. В частности, к последней относятся Чернобог и Белобог, понятие Рая, образ Беловодья, восприятие Чура как божества: ранее это всего лишь щур, пращур, то есть предок. С другой стороны, у многих исследователей вызывают сомнения исконные общеславянские образы, восходящие к праиндоевропейской общности: Мара-Морана как хозяйка Нижнего мира, тёмная ипостась Великой Богини; Купала, чьи празднества восходят к древнейшим культам плодородия; Лада и Леля, родственные греческим Деметре и Персефоне, а также Латоне и Артемиде. (Отметим, что связи славянской культуры с античной гораздо более тесны, чем кажется на первый взгляд.)
Однако интерес к славянской фэнтези в последние годы пошёл на спад: читатели отмечают однотипность произведений, разочаровываются в надуманности, неправдоподобии повествования. Такие диалоги можно наблюдать, например, на «ФантЛабе»: fantlab.ru/forum/forum14page1/topic991page1, в других сетевых дискуссиях картина похожая. Иногда, как справедливо отмечают критики, от славянства в книге остаются только имена типа Мстислав и Красомила.
С последним замечанием можно поспорить: литературная традиция древних славян, а позже и Древней Руси, изначально близка европейской. (1) В «Повести временных лет» (эпизоде ослепления Василька Теребовльского) и «Поучении Владимира Мономаха» видим «дух рыцарства», так свойственный Западной Европе: «Зачем сняли её с меня? Лучше бы в той сорочке кровавой смерть принял и предстал бы в ней перед Богом». (2) «Диво ли, если муж пал на войне? Умирали так лучшие из предков наших». (3) Бова-королевич из переводной повести переселился в сказки и лубки, окончательно ассимилировавшись в русском фольклоре. Не забудем также, что все европейские народы, как и славяне, прошли в своём развитии стадии матриархата и патриархата; группового брака, полигамии и моногамии; шаманизма, магии, языческих религиозных культов и двоеверия. Так что подобные универсалии нельзя считать культурной спецификой древних славян.
Но в современной литературе ситуация иная. Дело не во взаимопроникновении национальных традиций (которые, собственно, и восходят к единому корню), а в стирании внутренней формы древнеславянских реалий и художественных образов. Так, М. Семёнова и другие ориентирующиеся на неё авторы приписывают своим персонажам поклонение Перуну: будь то князь, воевода, воин, горожанин или деревенский житель. Между тем, культ Перуна как громовника и верховного бога строго ограничен социальными и хронологическими рамками: возник он в IX веке, т.е. относительно поздно для языческой славянской общности, в среде княжеской дружины — как покровителя воинов и только потом — громовника. У тех же варягов место Перуна занимает Один — аналог другого славянского бога, Велеса, чьи функции изначально гораздо шире должности «скотьего бога». В первую очередь это покровитель животных леса — и всего леса как дикой природы и источника охоты (отсюда уже функция бога имущества, торговли и богатства). Это свидетель древних воинских инициаций, являющих собой единение с тотемным животным, что дало начало ещё одной «вечной теме» фэнтези — оборотничеству. С этой точки зрения, «Огненный волк» Е. Дворецкой, например, значительно осовременен: главный герой поочерёдно принимает состояние то волка, то человека. Такая концепция закрепилась и в народной культуре. Но сравним её с лаконичной формулировкой сказки — примера из книги В.Я. Проппа «Исторические корни волшебной сказки»: «Но старая женщина, мышь, предупредила молодых людей...». (4)
Таким образом, носители традиции отказываются от архаического синкретизма. Это естественно в ходе истории. Но для изображения древности (пусть и не конкретных славянских народов, а мира, воссозданного по мотивам славянской истории и этнографии) целесообразно отображение мировосприятия той эпохи. А значит, рано говорить о дуализме, разделении духовного и материального, о душе и духах. Это понятия уже религиозные, а мы имеем дело с ментальностью мифологической, более древней. По той же причине несостоятельно обращение к психологизму. Можно дать архаическую стилистику в описании внутреннего состояния персонажей, таков широко известный параллелизм в описании чувств и действий героя и состоянии природы в народных песнях и былинах:
Ах, пал туман на сине море,
Вселилася кручина в ретиво сердце… (5)

Не в саду я загулялася,
Не на вишни засмотрелася,
Засмотрелася я, девица,
Загляделася я, красная,
Что на вас, мои подруженьки… (6)

Но неправомерно приписывать сложные рефлективные пассажи представителю охотничьего племени на заре цивилизации.
В этом плане настоящим духом эпохи наделили свой роман «Чёрная кровь» соавторы Святослав Логинов и Ник Перумов. С. Логинов вспоминал позже, что книгу аннотировали как произведение о Каменном веке, хотя создавалась она как славянская фэнтези. Неудивительно, ведь писатели буквально показали, «откуда есть пошли» славянские языческие поверья и сказочные мотивы. Не просто избушка на курьих ножках, а дом мёртвых посреди леса, поднятый на сваи, чтоб никто не потревожил останки покойных. Не просто Кащей Бессмертный, а воплощение холода, побеждённое героями, добравшимися до побережья Северного Ледовитого океана. Не волхв, а шаман. И заклинания читаются на мужском или женском тайном языке.
Но некоторые писатели, как, например, Н. Романецкий, идут по другому пути, не погружаясь в древность, а создавая альтернативную реальность, где древнеславянские верования и обычаи дожили до современности. Столкновение таких малосоответствущих друг другу эпох в цикле «У мёртвых кудесников длинные руки» служит обильным источником для неожиданных поворотов сюжета, юмористических ситуаций, оригинальных персонажей (например, секретарь главного волхва).
К юмористической фэнтези обратился и М. Успенский, создав «Трилогию о Жихаре», где «встретились» мифологические и сказочные персонажи, а также столкнулись древнерусская и западноевропейская эпические традиции — в ироническом ключе, естественно. Один «меч Полироль» чего стоит…
Акцентируют внимание на сюжетном плане такие авторы, как Ник Перумов, Олег Дивов, Юрий Никитин, Андрей Валентинов. Однако в данном случае динамика повествования перетягивает на себя одеяло не в пользу того, что в сетевом общении называется «матчасть» — то есть фактической базы. Таковы романы «Я, Всеслав», «Храбр», «Князь Рус», цикл «Ория», принадлежащие перу названных авторов соответственно. Здесь заметим, что предпочтение в исследуемом жанре отдаётся романам. Возвращаясь же к фактической основе, пожалуй, стоит углубиться в детали и дать любопытный пример: в «Храбре» Соловей-разбойник и его семейство представлены как существа, напоминающие фавнов, — это буквально отмечает один персонаж-византиец. С другой стороны, верно даётся этимология названия реки — знаменитой реки Смородины («смород» — древнерусский аналог старославянского «смрад»), детали поведения берсёрков… Словом, материал для исследования интересный.
Как уже было сказано, авторы славянской фэнтези предпочитают крупную форму. В сетевых рекомендациях что почитать лишь изредка встречаются рассказы, опубликованные в тематических сборниках, как, например, «Листопад» и «Птичьим криком, волчьим скоком» Ольги Громыко.
Исследовать книжные полки и содержание электронных библиотек можно очень долго: кроме перечисленных произведений, вы обнаружите ещё «Летописи Владигора» Л. Бутякова, «Трое из леса» Вл. Русанова, «Ведьму» Симоны Вилар, «Шатуна» С. Шведова, «Отрока» Е. Красницкого, «Кащея» Д. Мансурова, «Ведуна» А. Прозорова, «Сварожичей» и «Властимира» Г. Романовой. Мнения насчёт этих книг различны: что-то подходит для лёгкого чтения, что-то познавательно, что-то не жаль и проигнорировать. Не будем останавливаться на каждой из них, потому как цель наша — не составить рецензию на каждое издание, а поговорить об общих тенденциях.
Если же хочется действительно познавательного чтения, откройте лучше эти книги:
1. В.Я. Пропп «Морфология волшебной сказки», «Исторические корни волшебной сказки», «Аграрные праздники русского народа».
2. Б.А. Рыбаков. «Язычество древних славян».
3. С.В. Максимов «Нечистая, неведомая и крестная сила»
4. М. Элиаде «Шаманизм: Архаические техники экстаза».
5. С.В. Алексеев «Славянская Европа V-VI вв.».
6. А.Н. Афанасьев. Народные русские сказки.
7. Изборник. Повести Древней Руси / сост. и примеч. Л. Дмитриева и Н. Понырко, вступ. ст. Д. С. Лихачёва.
8. Мария Гимбутас «Славяне», «Балты».
9. Е. Левкиевская «Мифы русского народа» (серия «Мифы народов мира», изд-во Астрель: АСТ).
10. В.Я. Петрухин «Мифы финно-угров» (серия «Мифы народов мира», изд-во Астрель: АСТ: Транзиткнига).
11. М. Семёнова «Мы — славяне!» (научно-популярная энциклопедия).

Итак, подведём итоги. Что влияет на развитие жанра и качество произведений славянской фэнтези?
Во-первых, владение материалом. Это касается и историко-этнографических исследований (Рыбакова, Проппа и др.), и оригинальных источников. Чтобы воссоздать интерьер и атмосферу славянского жилища, не обязательно цитировать писателей-предшественников. Достаточно съездить в деревню, особенно полезно наблюдать быт старообрядцев, гораздо более консервативный, чем жизнь знакомой нам сельской глубинки. Чтобы исследовать одежду — присмотреться и к современным орнаментам. Например, на мужских свитерах вы не найдёте узора из стилизованных цветов с восьмью лепестками или восьмиконечных звёзд: это лунарный, сугубо женский, символ.
Во-вторых, этическая и психологическая составляющая. Морально-нравственные устои предков значительно отличаются от современных. Нельзя объяснять поведение древнего человека современными категориями. Отношение к жизни и смерти, понятие о чести и позоре, семейные и любовные отношения не равноценны тому, что наблюдает читатель в окружающей действительности. Почётно, а не позорно для девушки было стать общей невестой бойников-дружинников. Увечных боялись, потому как «нерабочая» часть тела обитала и действовала в потустороннем мире, а тот, кто постоянно связан с потусторонним миром — колдун, не иначе. А тяжело раненого товарища, пожалуй, лучше добить: пусть поскорее жизнь отдаст, чем будет мучаться.
В-третьих, эстетика. Данное понятие охватывает широкую сферу жизни — от канонов женской красоты до вкусовых пристрастий в пище. Хрестоматийный пример: эталоном красоты в народе до недавнего времени считалось то, что теперь называют избыточным весом. Хотя, если поспрашивать старожилов, «дородных» в пред- и послевоенной деревне найти было трудновато…
Итак, здесь можно беззастенчиво сослаться на пункт первый, но можно и пойти своим путём, обосновав те или иные предпочтения персонажа или целого вымышленного этноса. Ведь без авторского вымысла произведение становится лишь иллюстрацией конкретных фактов и многое теряет в плане художественности.
В-четвёртых, коль скоро речь зашла об авторском вымысле, новизна. Отменить архетипы невозможно в принципе, но вполне реально их переиграть, переставив акценты, добавив или убрав детали (как в случае с теми же интерьерами или одеждой: ради «экшна» ими вполне можно пожертвовать, оставив лишь отдельные значимые детали). Поэтому не стоит осуждать автора, не описавшего подробно убранство избы или не сообщившего, что героиня приготовила на обед.
И в-пятых: что касается бытовых реалий и магической атрибутики, хочется процитировать песню запорожских казаков:
Вiзьми, мати, пiску жменю,
Посiй його на каменю:
Коли ж отой пiсок зiйде,
Тоди твiй син з вiйська прийде. (7)
Такой же результат даст механическое перечисление объективных реалий. А чтобы текст жил, нужно оживить героев, передать способ мышления той эпохи. Тогда и у читателей будет возможность погрузиться в атмосферу древнеславянских родовых общин и древнерусских племенных княжений. Магия — в том числе писательская — начинается не с инструментов, а с головы. Хорошему шаману допинг для транса не нужен.

1. Литература Древней Руси: [вступление] / Д. С. Лихачев // Изборник. Повести Древней Руси / сост. и примеч. Л. Дмитриева и Н. Понырко. — М., 1986. — С. 20.
2. Повесть временных лет: отрывки // Там же. — С. 57.
3. Поучение Владимира Мономаха // Там же. — С. 70.
4. В.Я. Пропп. Исторические корни волшебной сказки // Морфология волшебной сказки. Исторические корни волшебной сказки. — М., 1998. — С. 160.
5. Обычаи и обряды русского народа. От крестин до поминок / сост. И. А. Панкеев. — М., 2008. — С. 255.
6. Там же, с. 206.
7. А. Апостолов. Запорожье. Страна и народ // Запорожская Сечь. — М., 2004. — С. 190.

@темы: Книги, Моё творчество, Типа рецензии, Этника

20:31 

признание № 3

Слишком строга.
А теперь мужской итальянский костюм 15 века. Скорее всего, флорентийский. Региональные различия пока плохо просекаю. Почему мужской? Женских нарядов много видела - у знакомых, занимающихся историческими танцами, поэтому захотелось новизны. Ну и как же пройти мимо разноцветных штанин?)
читать дальше

@темы: Исторический костюм, Моё творчество, Рукоделие

20:44 

признание № 2

Слишком строга.
В прошлый раз был персидский костюм - теперь ассирийский. Первый опыт, если не считать славянской рубашки, которую я где-то в начале дневника уже постила.
Наряд женский, на что указывает наличие браслетов на ногах) ещё было покрывало на голову и на лицо - праобраз паранджи, скажем так, но я это проигнорировала. Нет, я приличная, просто я у себя дома.
читать дальше

@темы: Рукоделие, Моё творчество, Исторический костюм

15:34 

Должна признаться

Слишком строга.
что всегда была той ещё шмоточницей. А когда любовь к нарядам и побрякушкам соединяктся с любовью к истории и этнографии, то разум мой рождает... ну , чудовищ - не чудовищ, это со стороны виднее, но нечто вот такое.
Это не реконструкция, до реконструкции тут далеко, а просто имитация. Развлекалась всю осень.
читать дальше

@темы: Рукоделие, Моё творчество, Исторический костюм

21:16 

Слишком строга.
Погода не располагает ни к чему, кроме сидения дома с чашкой чая и желания уюта. Хочется чего-то мягкого, тёплого, незамысловатого - вот такого:



Связала плед. Не знаю пока, шебби-шик это или мейнстрим, но зимой пригодится)

@темы: Рукоделие, Моя рутина, Моё творчество

11:44 

Herr Mannelig, баллада

Слишком строга.
Пока это единственный результат моих поисков перевода к текстам песен Garmarna, но я им очень даже довольна.

Herr Mannelig (оригинал Garmarna) Рыцарь Маннелиг (перевод Midinvaerne из Нижнего Новгорода)
Bittida en morgon innan solen upprann
Рано-рано утром, еще не встало солнце,
Innan foglarna började sjunga
И птицы еще не запели,
Bergatroliet friade till fager ungersven
Дева-тролль однажды рыцарю явилась,
Hon hade en falskeliger tunga
Язык у нее был раздвоен.

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig
Герр Маннелиг, герр Маннелиг,
För det jag bjuder så gerna
Женитесь на мне, и Вас одарю я охотно,
I kunnen väl svara endast ja eller nej
А вы отвечайте лишь "да" или "нет" мне,
Om i viljen eller ej
Лишь "да" или "нет".

Eder vill jag gifva de gångare tolf
Дюжину коней я дарую быстроногих,
Som gå uti rosendelunde
Пасущихся в роще тенистой.
Aldrig har det varit någon sadel uppå dem
Никто никогда их еще не седлал,
Ej heller betsel uti munnen
Уздечки те кони не знали.

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig
Герр Маннелиг, герр Маннелиг,
För det jag bjuder så gerna
Женитесь на мне, и Вас одарю я охотно,
I kunnen väl svara endast ja eller nej
А вы отвечайте лишь "да" или "нет" мне,
Om i viljen eller ej
Лишь "да" или "нет".

Eder vill jag gifva de qvarnarna tolf
Дюжину прекрасных мельниц подарю я,
Som stå mellan Tillö och Ternö
Стоящих меж Тиллю и Терню
Stenarna de äro af rödaste gull
Жернова тех мельниц из чистой красной меди,
Och hjulen silfverbeslagna
Да из серебра их колеса.

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig
Герр Маннелиг, герр Маннелиг,
För det jag bjuder så gerna
Женитесь на мне, и Вас одарю я охотно,
I kunnen väl svara endast ja eller nej
А вы отвечайте лишь "да" или "нет" мне,
Om i viljen eller ej
Лишь "да" или "нет".

Eder vill jag gifva förgyllande svärd
Дам я Вам в подарок меч позолоченный,
Som klingar utaf femton guldringar
Пятнадцать колец так звенели.
Och strida huru I strida vill
Куда Вы захотите, туда он и ударит -
Stridplatsen skolen i väl vinna
С ним выиграешь всякую битву.

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig
Герр Маннелиг, герр Маннелиг,
För det jag bjuder så gerna
Женитесь на мне, и Вас одарю я охотно,
I kunnen väl svara endast ja eller nej
А вы отвечайте лишь "да" или "нет" мне,
Om i viljen eller ej
Лишь "да" или "нет".

Eder vill gifva en skjorta så ny
Принесу в подарок я новую рубашку,
den bästa I lysten att slita
Лучше не видели люди.
Inte är hon sömnad av nål eller trå
Ни иглой, ни ниткой рубашку ту не шили,
Men virkat av silket det hvita
Сплетали из белого шелка.

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig
Герр Маннелиг, герр Маннелиг,
För det jag bjuder så gerna
Женитесь на мне, и Вас одарю я охотно,
I kunnen väl svara endast ja eller nej
А вы отвечайте лишь "да" или "нет" мне,
Om i viljen eller ej
Лишь "да" или "нет".

Sådana gåfvor toge jag väl emot
Я бы счел за счастье иметь дары такие,
Om du vore en kristelig qvinna
Когда б ты была христианкой.
Men nu så är du det värsta bergatroll
Ты горный тролль, а значит, что хуже тебя нету,
Af Neckens och djävulens stämma
Бесовское злое отродье.

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig
Герр Маннелиг, герр Маннелиг,
För det jag bjuder så gerna
Женитесь на мне, и Вас одарю я охотно,
I kunnen väl svara endast ja eller nej
А вы отвечайте лишь "да" или "нет" мне,
Om i viljen eller ej
Лишь "да" или "нет".

Bergatrollet ut på dörren sprang
Выбежала за двери дева-тролль, рыдая,
Hon rister och jämrar sig svåra
И горько она причитала:
Hade jag fått den fager ungersven
"Если бы могла я стать рыцаря женою,
Så hade jag mistat min plåga
Конец наступил бы мученьям!"

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig
Герр Маннелиг, герр Маннелиг,
För det jag bjuder så gerna
Женитесь на мне, и Вас одарю я охотно,
I kunnen väl svara endast ja eller nej
А вы отвечайте лишь "да" или "нет" мне,
Om i viljen eller ej
Лишь "да" или "нет".

Источник: www.amalgama-lab.com/songs/g/garmarna/herr_mann...

Нашла ещё литературный перевод: resheto.ru/users/darthraen/art/85362

А это моя вольная интерпретация. Поскольку она вольная, смысл получился немного изменённым (опустила некоторые детали и по-другому звучит финал). Но удалось сохранить ритм:

В предутренний час перед самой зарёй,
Пока ещё спит птичий щебет,
Является к рыцарю девушка-тролль,
Змеиный язык её шепчет:

– О Маннелиг-рыцарь, женитесь на мне,
И я одарю вас охотно.
А вы отвечайте лишь «да» или «нет»,
Только «да» или «нет».

Я дам вам двенадцать лихих жеребцов,
Что в роще гуляют привольно.
Не знают они ни седла, ни подков...
Иль этого вам не довольно?

Тогда подарю вам для ваших сёл
Двенадцать прекрасных мельниц.
У каждой серебряное колесо
И жернова красной меди.

Ещё подарю вам свирепый клинок,
Украшенный вязью витою:
Как ни был бы враг ваш силён и жесток,
Живым он не выйдет из боя.

Рубашку нарядную вам подарю,
Искусней труда не ищите.
Её не сотку, не скрою, не сошью –
Сплету из шёлковых нитей.

– Я взял бы охотно тебя и дары,
Когда б ты была христианкой.
Дочь гадкого тролля из горной норы,
Тебе не поможет приманка.

В слезах выбегает она за порог:
– Зачем же вы мне отказали?
Когда бы я стала вашей женой,
Другой вы бы не пожелали!

О Маннелиг-рыцарь, женитесь на мне,
И я одарю вас охотно.
А вы отвечайте лишь «да» или «нет»,
Только «да» или «нет».

@темы: Поэзия, Музыка, Моё творчество

11:48 

Книгу не читал, но мнение имею... Статья отзеркалена с СИ

Слишком строга.
Пьер Байяр. "Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали"

Начну без обиняков: увидела эту книгу в магазине и заинтересовалась. Книга о том, как обсуждать книги, не читая - занятно, не правда ли? Как бы в подтверждение на обложку, под название, вынесено оглавление: "Непрочитанные книги бывают разные" (Книги, содержание которых мы забыли), "В каких случаях мы рассуждаем о книгах" (Светская беседа), "Как беседовать о непрочитанном" (Не стесняться). Как видите, дальше можно не читать: общее содержание мы уже знаем... Ну уж нет, решила я, от корки до корки. И купила.
Автор, преподаватель литературы в университете, признается, что не читал многих книг, которые считаются обязательными для образованного человека. И доказывает, что не нужно этого стыдиться: на свете миллионы книг, произведений - десятка жизней не хватит, чтобы все их узнать. А то, что прочитано, имеет свойство забываться. В качестве примера приводится Монтень: он жаловался на плохую память и специально делал на полях заметки. (Таких литературных примеров в книге множество. Так, с помощью героев Бальзака автор показывает, как на одно и то же произведение один и тот же человек может написать разгромную, хвалебную и примирительную для обеих точек зрения рецензию.) И почему нельзя составить мнение о книге, которую тебе пересказал приятель? В принципе, можно рассуждать и о том, что вообще не читал, если знать, к какому направлению, стилю, эпохе оно относится (здесь Байяр вспоминает Джойса и его "Улисса"). Или быть знакомым лично с автором, ведь книга - это "продолжение человека, которого мы знаем". По той же причине каждый держит в голове не конкретную книгу, а лишь свое впечатление, и то постоянно меняющееся - в силу жизненных обстоятельств, новых пристрастий, меняющегося вкуса и опыта.
Поэтому совершенно не стоит стесняться признать, что не читали ту или иную книгу. Если же нужно создать обратное впечатление, смело додумывайте образы, идеи - и навязывайте свое мнение. Потому что ваш собеседник, скорее всего, тоже не читал этого произведения. А если читал - то подзабыл или воспринял по-своему...
Крамольные мысли, казалось бы. Обходиться общими фразами и фантазировать. Зачем же пишутся книги, если их просто не открывают?
Но, согласитесь, в разговоре о книге - а тема заявлена именно так - важен сам разговор, ситуация; отношение к автору порой перекрывает отношение к произведению, а в каждом сюжете мы ищем прежде всего то, что близко нам. Всё субъективно - мысль эта не нова. Но, кроме успевшего надоесть субъективизма, упоминаются самые разные книги, о которых автор рассказывает пусть и не точно (ведь он их только пролистал или знает по слухам), но увлекательно. Сразу хочется прочитать и детектив, где героиня, вместо того чтобы набрать на машинке чужой бездарный роман, заменяет текст на свои мемуары, и книга имеет успех; и историю автора вестернов, которого принимают за другого писателя, и на пресс-конференции он оказывается в забавном положении, так как со "своими" произведениями совершенно не знаком; и романы о жизни университетских преподавателей... В любом случае, заинтересовать читателей - и не-читателей - автору удалось.
Сейчас я рассказала об этой книге, а вы, если ее найдете, возможно, обнаружите, что половину важных тезисов я упустила, а остальное исказила. Так называемый человеческий фактор.
А теперь поговорим об идее. Давайте сознаемся честно: все мы хоть раз привирали, добавляя себе книг в "послужной список", дабы произвести лучшее впечатление.
Вот список зарубежной литературы на I семестр для первокурсников филологического факультета (где учился автор этой статьи):
Гомер: Илиада. Одиссея.
Эсхил: Орестея.
Софокл: Царь Эдип. Антигона.
Еврипид: Медея. Ипполит.
Аристофан: Облака. Лягушки (или другое на выбор).
Менандр: Брюзга.
Вергилий: Энеида.
Овидий: Метаморфозы (2 части на выбор).
Старшая Эдда.
Ирландские саги (несколько на выбор).
Песнь о Роланде.
Песнь о Нибелунгах.
Роман о Тристане и Изольде.
Данте: Божественная комедия.
Ф. Рабле: Гаргантюа и Пантагрюэль.
У. Шекспир: Ромео и Джульетта. Гамлет. Отелло. Король Лир. Макбет. Ричард III (или Генрих IV). Укрощение строптивой. Много шума из ничего. Сонеты.
М. Сервантес: Дон Кихот.
Корнель: Сид.
Расин: Андромаха.
Ж.-Б. Мольер: Тартюф, или Обманщик.
Дж. Свифт: Путешествие Гулливера.
В.-И. Гёте: Фауст.
Прочитать всё это за один семестр (4 учебных месяца плюс 2-3 недели до экзамена), не забывая и о других дисциплинах - согласитесь, физически невозможно. Заранее, как в школе - на лето, список получить нельзя.
Как выходят из ситуации студенты? Самые добросовестные читают всё, но 2-3 вещи всё равно останутся на пролистать накануне - проверено. Некоторые обходятся кратким содержанием и статьями из учебника - в принципе, этого достаточно, чтобы прилично ответить билет. Кто-то кооперируется с друзьями, делит список на равные части и пересказывает остальным свою порцию. Часто это происходит непосредственно перед экзаменом. Преподаватели об этом прекрасно знают, иначе не спрашивали бы, сколько книг из списка студент успел прочитать.
Это не лень и не бескультурие. Это нехватка времени и рациональное решение.
Или - помните ли вы... скажем, "Братьев Карамазовых" от первой страницы до последней? При условии, что обладаете не феноменальной памятью, достойной "Книги рекордов Гиннеса", а обычной, среднестатистической. Помните ли имена всех героев романа "Дети капитана Гранта"? Лично я не смогу назвать их с ходу. Нужно подумать.
По логике, здесь следовало бы сказать о свойствах памяти, о фрагментарности воспоминаний, о том, что часто люди открывают книги, чтобы посмотреть определенную главу, страницу и т.д. (в учебном процессе в основном так и происходит), о том, что не все знатоки словесности помнят на зубок последовательность букв алфавита, что детали всплывают в памяти в ходе самой беседы, а книги на то и существуют, чтобы в любой момент заглянуть их и "освежить" информацию в памяти.
Но, думается, это очевидно.
Очевидно и противоположное: эрудиция еще никому не мешала, а логика и сообразительность мало помогут, если им нечем оперировать.
Дело не в этом. Просто многие живут по правилу "Умный человек не читает - он перечитывает". Не знать и не помнить - не страшно. Вот какую мысль можно и нужно вынести из книги П. Байяра. Пусть даже общество посмотрит косо. Сам процесс чтения многого стоит, даже если, подобно Мишелю Монтеню, не можете обойтись без заметок на полях и "дневника прочитанных книг".
Один античный мыслитель сказал: "Я никогда не стеснялся спрашивать о том, чего не знаю". Признаться честно, я не помню, как его звали.

И несколько цитат на закуску:

- Вопреки знаменитому мнению Пруста о разнице между книгой и её автором, а точнее, вопреки определённому прочтению этого мнения, книга - это не таинственное небесное тело-аэролит и не порождение скрытого "я". Как правило, всё куда проще: книга - продолжение человека, которого мы знаем (при условии, конечно, что мы дали себе труд его узнать)...

- Выходит, одно из главных условий, чтобы свободно говорить о книгах, независимо от того, читали мы их или нет, - это освободиться от уверенности, что Другому всё известно лучше (на самом деле этот Другой находится внутри нас самих). Знание, которое звучит в рассуждениях о книгах, - знание неопределённое, а пресловутый Другой - просто пугающая проекция нас самих на собеседников, и мы эту проекцию наделяем исчерпывающей образованностью, представление о которой нам навязали ещё в школе, и оно мешает нам жить и думать.

- При таком взгляде на вещи можно сказать, что я почти ничего не выдумал, когда в предыдущих главах спас библиотеку в "Имени Розы", соединил Ролло Мартинса и подругу Гарри Лайма, а также довёл до самоубийства незадачливого героя романов Дэвида Лоджа. Конечно, самих этих фактов в настоящих книгах нет, но они, как и всё, что я сообщил читателям о произведениях, которые здесь упоминал, для меня соответствуют одному из логически правдоподобных продолжений этих текстов, поэтому, на мой взгляд, могут считаться их частью.

- Из "Утраченных иллюзий" Бальзака, на примере которых раскрывается "технология" рецензирования:
Вы не знаете, как строчат статьи. Что касается до "Путешествия в Египет", я перелистал книгу, не разрезая, прочёл наудачу несколько страниц и обнаружил одиннадцать погрешностей против французского языка. Я напишу столбец и скажу, что если автор и изучил язык уток, вырезанных на египетских булыжниках, которые именуются обелисками, то родного языка он не знает, и я ему это докажу.

- Оттуда же:
Критика - это щётка, которой не следует чистить лёгкие ткани: она разрывает их в клочья.

@темы: Типа рецензии, Моё творчество, Книги

15:01 

А теперь о своём

Слишком строга.
Навеяно очередными литературными дискуссиями. Старая безделушка для друзей, но похоже пришло её время)))

***
Три девицы за компом
Сочиняли вечерком.

– Кабы я была царица,
– Говорит одна девица,
– Планку б высоко взяла:
Целый мир изобрела.
Прописала б для народа
Я концепцию свободы.
В целом мир не так уж плох,
Но тут кроется подвох...
Скорректирую немного
Я канон антиутопий,
Испытаю этот жанр.
Попаданцев только жаль.

– Кабы я была царица,
– Другая молвила девица,
– Сочиняла бы я сказки
И легенды – для острастки.
Всем язычество подай,
Крови, секса – через край.
Получай, фашист, гранату
– Честь по чести, всё как надо:
Заклинания, сраженья,
Мифы, жертвоприношенья,
Крепости, базар, серали...
Ну куда вы побежали?

– Кабы я была царица,
– Третья молвила девица,
– На каноны б наплевала,
Позитив бы я писала.
Я всего взяла бы в меру:
Про любовь и про карьеру,
Фантастических историй,
И про дам и мушкетёров,
Про конвенты, ролевухи
– Всё, но только не чернуху.
Нам её и так хватает.
И отвлечься не мешает.

Ох, дискуссии горят
– Прям какой-то «СамИздат».
Пусть там «деффачек» тиранят
– Всё равно всех не забанят.
Хоть с шедевром, хоть с безделкой
– Заходи, девчонки! Welcome!

@темы: Моя рутина, Моё творчество

12:12 

Джон Апдайк «Гертруда и Клавдий»

Слишком строга.
Сюжет шекспировского «Гамлета» давно считается хрестоматийным, из него выросло множество вариаций в литературе и кино, будь то стихи Пастернака, роман Айрис Мёрдок или фильм, воспроизводящий историю Гамлета в антураже XXI века.
В 2000 году американец Джон Апдайк (известный по «Кентавру», «Иствикским ведьмам», «Давай поженимся» и др.) воссоздает предысторию Гамлета, где все кажется перевернутым с ног на голову: Гамлет и его отец выглядят надменными и бесчувственными, а Гертруда и Клавдий предстают перед читателем вовсе не изменницей и убийцей, а людьми, борющимися за свое счастье.
С первых же страниц мы пытаемся найти знакомые имена, но вместо Гертруды видим Геруту, вместо Клавдия — Фенга, вместо Полония — Корамбуса. Просто автор обращается к разным источникам: до Шекспира история датского принца была пересказана уже много раз — Апдайк объясняет это в предисловии. Привычные для читателей имена герои «принимают» в третьей части романа, стремясь к «имперской благозвучности латыни».
Итак, посмотрим на события в Эльсиноре глазами королевы Гертруды. Она видела трёх королей: отца Рёрика, первого мужа — Горвендила-Гамлета и второго мужа — Клавдия-Фенга. Каждую из трёх частей романа Апдайк со свойственной ему иронией начинает словами «Король был раздражен» — так что же изменилось в жизни этой женщины? Отец выдает юную Геруту за своего вассала, идеального, доблестного, по-королевски величественного. Эта идеальность отталкивает девушку: отсутствие недостатков она считает тоже недостатком. Свободолюбивая принцесса вынуждена покориться и принадлежать — с «радостью самоотречения», с «безмятежностью покорной добычи» — тому, «чья фигура отгораживает ее тело от вселенной». Она чувствует, как муж, любивший ее как будто из чувства долга, все больше отдаляется от нее. Отдаляется и единственный сын: «ее любовь, казалось бы, разбрызгивалась по Амлету и оставалась на его поверхности, не всасываясь, будто бусины ртути». Оба воспринимают ее как должное. Совсем не таков младший брат короля — все в нем естественно, у него живой, увлекающийся характер, он интересен. И ему интересна она. Так начинается адюльтер. Убийство Горвендила — из страха, ведь он обо всем узнал. Ненависть сына. Дальше — ироническая картина возвращения Гамлета из Виттенберга. Клавдий мечтает о спокойной жизни, о внуках — детях Гамлета и Офелии и уверен, что «все будет хорошо». Это последняя фраза романа. Сразу за ней следует действие трагедии Шекспира, как говорит автор в послесловии.
Предисловие и послесловие как бы смягчают впечатление от текста: слишком непривычен поворот сюжета для читателей, знакомых с классической трактовкой. Но мир романа естественен: ледяные покои Эльсинора со смерзшейся соломой на полу, тинги в Виборге, провансальская поэзия, южная куртуазность и северная суровость. Перед нами живое средневековье, конкретная эпоха, а не абстрактное воплощение конфликта, которое можно сыграть в костюмах любого века.
Однако сам конфликт выводит все за исторические рамки: противопоставление мужчин и женщин, воинственности и покорности, исканий и удовлетворенности, долга и чувства... Казалось бы, «женский вопрос» устарел. Но присмотримся: что неприятно Гертруде в мужчинах? Показное благочестие Горвендила, хвастающего, как берет пленниц силой. Позерство и хитрость Гамлета, которого «с детства чаровала актерская игра». Да и на Клавдия власть в конце концов накладывает свой отпечаток. Искренность и фальшь — вот главные соперники, борющиеся на этой сцене. Игра и жизнь. Своеобразный вызов шекспировскому «Весь мир — театр».
Имеет ли на это право классик американской литературы XX века?
Судить вам.

@темы: Типа рецензии, Моё творчество, Книги

11:49 

Конфликт мировоззрений, или Почему мы мало читаем?

Слишком строга.
Действительно, почему? Не хватает времени? На Интернет, однако ж, мы его находим. Есть развлечения интереснее? Фильмы и театральные постановки создаются на основе сценариев или пьес — это отдельные жанры литературы, музыка существует в виде нотных записей — тоже разновидность литературы в широком смысле. Любовь к чтению не привили родители или учителя? Ближе к истине, но человек способен совершенствоваться и самостоятельно. Не понимаем прочитанное? Вот на этом остановимся поподробней.
Здесь сразу можно возразить: я читаю просто для удовольствия, меня увлекают сюжет и персонажи, зачем мне литературный анализ? Речь пойдет не о вычленении текстовых категорий и не об определении композиционных особенностей, а о понимании того же сюжета и действий героев. Что-то прозвучит как прописные истины, но опыт сетевого читательского общения (например, на портале «Самиздат» — samlib.ru/), часто более прямого и непосредственного, не стесняемого реакцией собеседника при личном контакте, показывает: их иногда приходится напоминать.
Первое, на что рекомендуют обращать внимание читателей — незнакомые реалии, понятия, слова, в конце концов. Чтобы читать русскую литературу девятнадцатого века, необходимо иметь представления о быте дворянства, о крепостном праве, знать что такое «пролетка», «котильон» и прочее. Но несмотря на обилие словарей и энциклопедий, некоторые школьники искренне не понимают переживаний пушкинской Татьяны. Зачем она пишет письмо? Ведь можно объясниться и так…
Знакомясь с художественным миром произведений, читатель порой упускает из вида самое главное — мировоззрение. Автора. Персонажей. Эпохи, в которую книга создана. Эпохи, которая в ней описана. Мы судим с точки зрения современного человека, что и естественно, и в корне неверно.
В свое время культурологи и этнографы предложили изучать каждую культуру изнутри, пытаясь увидеть мир глазами ее носителя (наиболее полно эту идею сформулировал Роберт Редфилд в своей концепции «картины мира»). Поэтому, прежде чем прозвучит классическое «Не верю», определимся, кто его произнесет: Станиславский или зритель античной трагедии, художник-авангардист или язычник, наблюдающий камлание шамана.
Древнейшей формой восприятия действительности считается мифологическое мировоззрение. Оно характеризуется алогичностью, неспособностью видеть причинно-следственные связи, например. Отсюда Солнце и Свет воспринимаются как разные сущности и разные божества, как Аполлон и Гелиос у древних греков, их культы слились только в Классическую эпоху.
Другая основная черта мифологического сознания — синкретизм. Реальное не отделяется от идеального, материальное от духовного, частное от общего, «я» от «мы». Пережиток такого восприятия укоренился и в религиозном сознании: народ привык представлять ад местом, где грешников жарят на сковороде. Если в ад попадает душа — как можно жарить эту нематериальную сущность? Подобные истоки имеет и суеверие-привычка: возвращаясь домой (допустим, за забытыми ключами), заглядывать в зеркало. Зачем? Чтобы определить: я вернулся или не я. Как такое возможно? Постольку, поскольку человек не осознает свою индивидуальность, не отделяет себя ни от толпы, ни от окружающего мира, у него нет четко выраженного «я» — нулевой координаты для системы отсчета. Оно появится лишь в Эпоху Ренессанса и повлечет за собой индивидуализм, антропоцентризм и прямую перспективу в живописи.
На базе мифологического мировоззрения развивается религиозное. Некоторые исследователи не разделяют их, считая, что за давностью происхождения хронологический порядок не важен. Однако между этими двумя типами сознания есть одно существенное различие — дуализм. Религиозное мировоззрение уже разграничивает духовное и материальное, воспринимает синтез и анализ. Так, например, боги приобретают антропоморфный облик. Богиня земли теперь выглядит как женщина. Раньше же сама земля была божеством и живым существом: когда ее засевают, она беременеет, когда дает всходы — рожает. Конечно, и здесь очевидна аналогия с человеческим телом, но нет разделения, земля священна сама по себе, ею никто не «заведует» с высот Олимпа или другой обители богов.
Особо отметим, что соотношение мифологического и религиозного мировоззрения не соответствует противопоставлению «язычество/христианство (или другая монотеистическая религия)». У многих язычников уже сформировалось религиозное сознание. Важную роль стал играть ритуал, атрибуты культа, символы. Для мифологизма сам жизненный процесс был магией. Переходом к религиозности стала, среди прочих, простейшая симильная магия: ритуал копирует те события, на которые люди загадывают. Удачную охоту, например. Сюда же относятся куклы Вуду.
Со временем на основе религиозного создается философское мировоззрение. Здесь к дуализму добавляется рефлексия, критический взгляд на вещи. Не случайно философию называют критикой обыденного сознания. Мифы и сказания обрастают деталями — как бы мы сейчас сказали, «для достоверности». Поэтому «Илиада» и «Одиссея» с их цветистыми, подробными описаниями — продукт уже философского сознания.
Позднейший тип мировоззрения — научный. В данном случае картину мира определяют научно обоснованные, объективные сведения об окружающем мире. Стоит отметить, что иногда попытка объяснить все с точки зрения ученых-исследователей разрушает восприятие литературы. Так, не стоит приписывать Жанне д’Арк психические заболевания. То, что с ней говорили святые, действительно представлялось реальным в ту эпоху, а то и просто синонимично современному «ей в голову пришла мысль», «она приняла решение».
Философское и научное мировоззрение принято соотносить также с доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной эпохой. Так, науку и философию современного, постиндустриального общества отличает отсутствие цельной картины мира, фрагментарность, конгломерат не связанных между собой сведений и понятий, своей синкретичностью замыкающийся на мифологической архаике…
Думается, излишне будет объяснять, что все эти типы мировоззрений не последовательно сменяют друг друга, а сосуществуют, наслаиваются один на другой.
С некоторых точек зрения эта классификация представляется устаревшей, тем не менее, она не лишена логики и имеет право на существование, поскольку отражает основные категории сознания: рациональный или иррациональный подход к действительности, соотношение личности и окружающего мира, способность к анализу и синтезу, критическому восприятию реальности.
Насколько полезны эти сведения? Примеры, рассмотренные в рамках каждого вида мировоззрения, часто встречаются в литературе — не только древности и средневековья, но и современной, массовой, будь то привычные отсылки к библейским и античным сюжетам или моделирование вымышленных миров по аналогии с обществом конкретной эпохи. Поэтому, например, недостаточное описание эмоций, отсутствие психологизма не обязательно доказывает «некачественность» книги — это может быть обращением к древней эпической традиции, в принципе исключавшей рефлексию. Подчинение общественному мнению не всегда говорит о недостатке силы воли, отсутствие расчета в поступках, нежелание скрывать свои мысли или лгать не обязательно означает глупость. А именно такие претензии предъявляют некоторые читатели даже к классической литературе, художественную ценность которой сложно опровергнуть: к «Евгению Онегину», «Собору Парижской Богоматери»… Такие «развлекательные» книги как «Три мушкетера» и «Зверобой» стали вдруг невообразимо сложными для молодежи: слишком много аллюзий, слишком большой объем информации.
Проблема «читательского кризиса» — не в неумении отыскивать и усваивать информацию из текста. Незнакомое имя, событие, странный обычай можно, наконец, принять как данность («Значит, был такой человек в истории», «Значит, у них так принято» и т.д.). Проблема — в ее отвержении. В неспособности посмотреть на ситуацию под другим углом, хотя бы поставив себя на место персонажа. Ограниченность кругозора — исправима. Тем же чтением. «Негибкость» сознания — взаимосвязана с предыдущим явлением, но более глубинна, обусловлена в том числе и недостатком общения, современным образом жизни. Решение задачи зависит не только от библиотек — это сигнал для всех социальных институтов. Но библиотека может предоставить одни из самых важных ценностей — ЗНАНИЯ, ОПЫТ тысяч поколений, как предыдущих, так и живущих ныне, и научить с ними обращаться.

@темы: Этника, Моё творчество, Книги

10:40 

Набрела на интересную книгу: Ольга Онойко. «Море имен»

Слишком строга.
Тема путешествий в параллельные миры не нова в мировой и отечественной фантастике, средства проникновения в иную реальность варьируются от сновидений до межзвездных полетов, и каждый раз реальность подсказывает новый путь в альтернативные вселенные. Одними из «звездных врат» служат в современной литературе информационные технологии. Что как не Всемирная сеть перекидывает мостик из одной точки планеты в другую? Так почему же здесь не могут пересечься параллельные реальности? И почему они не могут быть построены по принципу Интернета?
«Море имен» — история студента с необычным именем Алей, работающего в информационной компании «Ялик», которая владеет одноименной поисковой системой. В виде обычных поисковых запросов в Интернет проникает информация из параллельных миров. Это становится причиной исчезновения людей, и сотрудники «Ялика» пытаются предотвратить любую возможность выхода в «другую» сеть для жителей как своего мира, так и многочисленных иных, где владеют подобными IT-технологиями.
Герои живут, казалось бы, в привычной нам реальности: пользуются компьютером, ездят на метро, учатся в вузе, занимаются бизнесом, помнят Великую Отечественную войну и Перестройку. Люди встречаются и расстаются, отчим перевоспитывает пасынка, девушка просит бывшего одноклассника оказать услугу ее жениху. Отец, десять лет считавшийся погибшим, внезапно появляется в городе и забирает младшего сына. Старший пытается найти брата…
Однако этот мир сам оказывается параллельным. Столица России-Росы называется Листвой, второй крупный город страны — Ливнем. Герои не знают всем нам знакомых общеупотребительных имен вроде «Семен Петрович», а пользуются как будто исконными, языческими: Осень, Тайна, Иней, Ворон, вместо отчеств у них — матронимы (например, Веселин, Вежин — от женских имен Весела и Вежа). По словам одной героини, этот мир не из худших: Великая Отечественная война здесь завершилась в августе 1944 года.
И отец Алея, Ясень, не просто увозит маленького Инея к себе — они путешествуют по параллельным мирам. И способ, которым главный герой их разыскивает, фантастичен. Обыкновенный логический поиск по ключевым словам и понятиям, как он применяется в Интернете, и поиск ассоциаций по сходству и смежности (это уже языковая семантика) становятся средством достижения любой цели, будь то пропавший человек или смысл жизни, высшее предназначение. В этом суть «лайфхакинга», чем-то сходного с ремеслом экстрасенса. Именно о такой помощи просит Алея подруга. Перед героем дилемма: ради счастья девушки помочь ее будущему мужу достичь своего «Предела» или не позволить ему, политику с криминальным прошлым, добиться верховной власти (такова его мечта). Однако жених, Летен, оказывается надежным другом и вместе с Алеем разыскивает Инея. К тому же, понимает всю ответственность правителя. Оказавшись в одном из параллельных миров на княжеском престоле, он решает, как предотвратить войны с кочевниками: «Кто-то здесь был до меня. Не разруху же ему оставлять».
Ясень в альтернативной Руси — главный противник Летена, татарский хан. Он не считает жизни: люди, война, разрушение, ужас для него «не настоящие». Как компьютерная игра. Мужская игра. Идеальный образ отца рушится. Перед Алеем уже не герой и образец для подражания, а беспощадный человек. Хоть в конце концов Ясень и приводит детей к высшему благу, в средствах он неразборчив.
В роли высшего блага выступает здесь Море Имен. Это скопление символов, знаков — слов. Первооснов всех понятий, что скрываются за словами. Можно сказать, идеальных прообразов. Над ним сияет Солнце Слова — того, что стало началом начал творения. Знак высшей гармонии. Добраться к Морю можно по Реке Имен, где имена представляют собой понятия, материализовавшиеся в реальности. К Реке Имен можно попасть из Старицы, так называемой «демонстрационной версии» поисковой системы, обычному пользователю она покажется замкнутым пространством. Путь открывается лишь тому, кто осознает, что все есть символ и знак, малая часть Реки и Моря Имен. Есть и второй способ — Нефритовая электричка с проводницами-дакини, буддийскими богинями, что освобождают человека от страстей, или же кровожадными индуистскими демоницами, или всё вместе. По крайней мере, в этой книге они «очищают» пассажиров, пожирая их и оставляя лишь единственное светлое «зерно», которое возродится в более совершенное создание. Пути по яшмовым шпалам можно избежать, если вспомнить о природе языка — призме восприятия действительности, «туннеле», по которому движется человек в окружающем мире и который может вывести к первоосновам, если разгадать связь между названием и названным, означающим и означаемым.
Итак, от компьютерных технологий — к лингвистике, от лингвистики — к идеализму, от идеализма — к аллюзиям на буддийскую мифологию и снова к языку. Язык универсален, это любая система знаков, находящихся между собой в неких логических отношениях, это проекция отношений между реалиями действительности и на реалии действительности. Это набор мифических сюжетов и мотивов, атрибутов культуры, двоичный, восьмеричный, шестнадцатеричный код, это алгебра логики и проявление эмоций. Всё есть язык, всё есть текст, всё есть Слово. Что не названо — не существует. Что существует — названо.
Но не хочется сводить отзыв к лекции по семантике. Технофэнтези с элементами киберпанка, философская притча ли, фантастическое ли воплощение сущности языка, книга читается на одном дыхании. Она цельна, и не стоит удивляться, если в первой же главе не дана справка обо всех понятиях. Нельзя уложить весь узор в первые несколько нитей, нужно соткать полотно. Форум лайфхакеров, «Вселенский Админ» — демиург, демон-программа в облике попугая заставят и улыбнуться, и задуматься. Сцены монгольского кочевья как будто вторгаются в текст из другой реальности. Но почему «как будто»? По сюжету так и есть. И это возможность увидеть историческое прошлое с другой стороны — глазами ордынцев — до мельчайших подробностей быта… Можно сказать много слов похвалы, но, вероятно, лучшей похвалой для автора будет проникнуть в суть изображенного мира и вместе с героями найти путь к Морю Имен. Рецензент на это не претендует — лишь задает направление поиска.

@темы: Книги, Моё творчество, Типа рецензии

11:46 

Жоржи Амаду. Тереза Батиста, Сладкий Мёд и Отвага

Слишком строга.
Решила ещё сюда свою статью с СИ отзеркалить.

Итак, «Тереза Батиста, Сладкий Мед и Отвага». В другом издании – «Тереза Батиста, уставшая воевать». Роман бразильского писателя Жоржи Амаду, автора «Страны карнавала», «Мертвого моря», «Габриэлы, корицы и гвоздики» и «Капитанов песка» (по последней книге снят фильм «Генералы песчаных карьеров»).
История Терезы Батисты начинается с того, что родная тетка продает ее капитану (так в Бразилии называли богатых землевладельцев) Жусто да Роза. После нескольких лет на положении рабыни девушка убивает его. Затем ее ждет тюрьма, чудесное освобождение, любовь, горе утраты, «пансионы», борьба с эпидемией оспы, радость и разочарование – и долгожданное, заслуженное счастье.
Обыкновенная мелодрама? Ни в коем случае.
Что же делает эту историю особенной? Что ставит ее в один ряд с произведениями Маркеса, Кортасара, Андахази и других знаменитых латиноамериканцев? Магический реализм. Притча. Причудливое переплетение обыденного и сверхъестественного, типичного и исключительного, аскетизма и чувственного наслаждения, духовного и телесного, христианства и язычества, реальности и мифа.
Жестокий капитан становится здесь дьяволом; сводница – призраком Безголового Мула; девушка, дерущаяся в кабаре – богиней войны Янсан. Дельцы советуются с богами культа кандомбле, у проституток есть свой покровитель-святой, статуя поэта спускается с пьедестала, чтобы помочь забастовке.
Но главный символ и миф – сама Тереза Батиста. Ее называют то ангелом-мстителем, то богиней войны, то богиней моря, то божеством черной оспы. Один из рассказчиков говорит, что Тереза похожа на бразильский народ: так же борется за жизнь, страдает и не теряет надежды на счастье.
Другие персонажи романа не менее колоритны, хотя не все из них привлекательны. Дядя Терезы – безвольный пьяница, мечтающий убить жену и жениться на красавице племяннице. Звероподобный Жусто, носящий ожерелье из золотых колец – по числу своих наложниц. «Проклятая» семья Гедесов с «гнилой кровью». Негритянка Жоана, меньше чем за неделю выучившаяся писать, чтобы выиграть суд. Юноша Даниэл, легкомысленный «ангел с картины». Сестры Мораэс, четыре невесты, не делящие жениха. Моряк Жануарио, жрец кандомбле и боец капоэйры. И конечно, сама Бразилия: море и засушливый сертан, карнавалы и плантации, всесильные фазендейро и торгующие наркотиками на пляже беспризорники – «капитаны песка».
Язык произведения звучит как заклинание, он экспрессивен и созерцателен одновременно: избыточность, повторы, инверсия. Они не затрудняют восприятие – напротив, помогают раскрыть переживания героев. «Тереза, а ты никогда не испытала удара его кнута, его твердости, его непреклонности? Никогда не чувствовала острой стороны стального лезвия? Разве до этой ночи, ночи бдения у тела известного гражданина Эмилиано Гедеса, ты, Тереза, не испытала уже однажды смерть? Ее физическое присутствие в тебе, твоем чреве, ее раздирающую горячую и леденящую руку, нет, не испытала?» – обращается к героине повествователь. Беседа нескольких рассказчиков – то между собой, то с читателем; то голос самой Терезы Батисты; то шум городских улиц; то сплетни кумушек; то сообщения по радио – пестрая мозаика окружает читателя, он в центре событий. И пусть его не пугает натурализм. Эта черта латиноамериканского стиля существует не ради себя самой. Эта растворенность в окружающем мире, «физическое слияние» с ним означают лишь любовь к жизни и жизнь ради любви. Потому что «любовь не покупается и не продается, ее не завоюешь и ножом, приставленным к груди, но и уйти от нее невозможно, когда она приходит».

@темы: Типа рецензии, Моё творчество, Книги

16:23 

Считалочка про зайца и про тир

Слишком строга.
Собрались мы в тир... Третий день попасть не можем... Закрылись и не пускают...

Раз, два, три, четыре, пять -
Вышел зайчик пострелять.
Вдруг инструктор выбегает,
Очень зайца раздражает...
Пиф-паф! Ой-ой-ой!
Убежал инструктор мой.
Заяц бросил пистолет.
Заяц выбрал арбалет.
Вот теперь не промахнусь -
До тебя я доберусь!
Нечего клиента злить!
ВЫЛЕТАЙ, ТЕБЕ ВОДИТЬ!

@темы: Моя рутина, Моё творчество

13:25 

Реформа календаря

Слишком строга.
В инете уже ходит шутка про мартобрь и фепрель. И мы - какое совпадение, вновь за обедом - решили переименовать все тёплые месяцы. Осень и зиму не тронули - они от нас никуда не денутся, мы от них - тоже.
Итак, результат:
мартобрь
фепрель
янмай
декабрюнь
ноябрюль
октявгуст

По крайней мере, реалистично.

@темы: Моё творчество, Моя рутина

12:55 

Хокку, сочинённые с коллегами в обеденный перерыв

Слишком строга.
Чай созерцая,
В нирвану стремимся.
Время обеда.

Ёлки упали,
Палки остались.
Чай заварился.

Несколько палок
На дно опустилось.
Хочется чая.

Лист непослушный
Ко дну не стремится…
Какая зараза!

Нету терпения ждать.
Под внимательным взглядом
Чай остудился.

Быстро пустеет стакан.
Иссякать скоротечно –
Свойство всех наслаждений.

@темы: Поэзия, Моя рутина, Моё творчество

15:30 

Руны. Часть 7

Слишком строга.
2.3. Англосаксонские руны
Футарк дал ещё одну ветвь – на Британских островах. Англосаксонские, или (Нортумбрийские) руны употреблялись в Англии в VII–X вв. Англосаксонский рунический ряд назывался Fuþork (Футорк) и отличался от родственных Младших рун не только начертаниями знаков, но и их количеством. Если в Скандинавии была тенденция к сокращению числа рун, то в Англии, наоборот, к пополнению. Уже в памятниках рубежа VII–VIII вв. Нортумбрийский рунический алфавит состоял из 28 знаков, позднее их число возросло до 33. Все они перечислены в рукописи древнеанглийской «Песни о рунах» (IX в.).
Сохранилось всего несколько десятков памятников англосаксонской рунической письменности. Древнейшие из них восходят к сер.VII в. Это, как правило, очень короткие надписи, например – на монетах, где содержатся лишь имена. Самая значительная надпись окаймляет сцены древне-германских, римских и библейских сказаний, вырезанные на так называемом Ларце Фрэнкса (VII в.). Более поздний памятник – стихотворение религиозного содержания, высеченное на Рутуэльском каменном кресте (Шотландия, VIII–IX вв.).
Судьба англосаксонских рун такова же, как у скандинавских: с распространением христианства их вытеснила латиница. Правда, с первыми это произошло значительно раньше и быстрее, чем со вторыми.



2.4. Современный Футарк
Скандинавским рунам было уготовано более сложное будущее. Утратив функцию алфавита, они переживают второе рождение в качестве магического инструмента. Отцом современной рунической магии считается немецкий оккультист Гвидо фон Лист (о нём уже упоминалось в главе о Старших рунах). Он создал самый «молодой» на сегодняшний момент вариант Младших рун – Арманический. Учение Арманен было тесно связано с расистскими теориями нацистской Германии (достаточно вспомнить эмблему СС – две руны sol, символ власти и силы).
Теории Листа о магии рунических заклятий развивал Фридрих Мэрби (1882–1966), основатель «Лиги исследователей рун». Он был уверен, что руны – это язык древней цивилизации, погибшей в волнах Атлантического океана около 12 тысяч лет тому назад.
В 1920-ые гг. была выдвинута теория числовой значимости рун. Её автор Сигурд Агрелль считал, что каждой руне Футарка соответствует определённое число (порядковый номер), при этом руна F, как символ завершения, ставилась в алфавите последней. Так руническую магию связали с магией чисел и изменили порядок рун (его стали называть Утарк). Его придерживаются многие современные исследователи рунической магии.
Сейчас руны чаще всего используются в гадании. Как правило, руны наносятся на камни, но гадатели пользуются рунами из дерева, кости и даже из солёного теста. Их складывают в специальный мешочек, который нужно постоянно носить с собой. Доставать руны можно только в момент гадания. Существует огромное количество раскладов: на одну руну (да/нет), на три (прошлое/настоящее/будущее), на четыре, пять, семь или девять (т.н. «Мировое древо»), на 12 или 24 («Раскладывание по полотну»). Учитывается значение каждой отдельно взятой руны. Оно во многом зависит от её позиции: прямое, перевёрнутое (отсутствие) или зеркальное (отказ) значение.
Для гадания берут набор из 24 или 25 рун. Двадцать пятую добавил Ральф Блюм. Это Вирд – руна Одина и руна Судьбы. Ничто не предопределено, судьба изменяется вместе с человеком и находится полностью в руках высших сил. Поэтому руна представляет собой просто пустую дощечку.
Казалось бы, абсурд – гадать, определять будущее для того, чтобы лишний раз убедиться: ничто не предопределено. Но и тут руны верны себе: вечная двойственность.

@темы: Этника, Моё творчество, История

13:21 

Руны. Часть 6

Слишком строга.
Магическое значение Младших рун мы рассмотрим на Датском руническом ряде.
Fe (Фе). «Богатство, собственность, скот». Руна энергии мира и личности. Эта сила должна постоянно находиться в обращении (как деньги, богатство), чтобы принести пользу. Это огонь самой жизни, движение, лежащее в основе всех перемен во вселенной. Это сила, текущая под поверхностью земли («путь змеи»). Такую руну применяют для привлечения богатства. Также она служит источником жизненной энергии, усиливает и направляет действие других рун. В гадании указывает на то, что речь идёт о богатстве или новых начинаниях. «Обратная сторона» – алчность. Если энергия Фе не отдаётся и не принимается свободно, щедро, она может погубить человека.
Ur (Ур). «Моросящий дождь», «железная окалина». В Старших рунах uruz означает тура или зубра, но примерно в IX в. изменяет своё значение, вобрав в себя смысл знаков wunjo (W) и oþala (O). Руна жизненной (органической) силы, очищения и исцеления. Знак несокрушимой воли, упорного следования внутренним целям, служащим во благо людям. Добрая воля, борьба за свободу и независимость. Перевёрнутая руна, наоборот, говорит о слабости, одержимости и зависимости от других.
Thurs, þurs (Турс). «Великан». Это сила природы, негативно реагирующая на сознание, мировая сила противостояния (как великаны были исконными врагами богов). Но такую силу можно укротить и сделать грозным оружием агрессивной защиты. Это аналог Молота Тора, всегда достигающего своей цели. Часто означает конфликт с внешними силами; кризис, который ускорит перемены.
Ass, oss (Асс). «Ас, бог». Это руна Одина, воплощение древнего божественного суверенного сознания в человечестве. Знак мудрости, поэтического вдохновения, экстаза. Однако интуиция и вдохновение сочетаются с интеллектом и рациональностью, с любознательностью. Перевёрнутая руна означает заблуждение, непонимание.
Reid, reidh (Рейд). «Путешествие (верхом)», «верховая езда». Руна жизненного путешествия, цикличного и ритмичного движения. Может означать и «колесницу». Такое путешествие – дорога к силе, трудная для тела, на котором душа «едет верхом». Сила Рейд помогает искать совет свыше, решать рационально многие вопросы (вплоть до юридических). Требует, чтобы жизненное путешествие вело человека к справедливости и порядку. Перевёрнутое положение руны указывает на несправедливость, нерациональность, приближение трудностей.
Kaun (Каун). «Рана, язва». Это сила, расщепляющая вещи на составные части с тем, чтобы лучше понять их («анализ» – буквально «разделение»). Если её не контролировать – несёт разрушение. Она как огонь, который при умелом использовании согревает дом, даёт пищу, помогает в ремёслах, а при неумелом превращается в пожар (кстати, вспомним, что значение этого символа в Старших рунах – «факел»). Каун перенял также значение руны gebo (G) и стал символом щедрости и гостеприимства, продолжения рода и созревания. Толкование перевёрнутой руны: болезнь, вырождение, увядание. Но иногда вырождение необходимо, чтобы начать созидание заново.
Hagl, hagall (Хагль, хагаль). «Град». Град – это всегда опасность, поэтому Хагаль может означать несчастье. Но это ещё и ледяное зерно, космическое семя в начале всех вещей. Это семя знания. С другой стороны – оружие защиты. Указывает на изменения: благоприятные, если в своих действиях следовать высшим принципам, или неблагоприятные (например, кризис или травма).
Naud, naudh (Науд). «Нужда». В этой руне отражено мировое сопротивление и противодействие: в природе ли, в обществе ли, в психике и т.д. Причина его может быть внешней, но способ его использования всегда подвластен человеку. Важно лишь принять самостоятельное, «оригинальное» решение, и тогда можно преодолеть нужду, печаль, выбрать жизненный путь и найти вдохновение. Всё зависит от вашей силы воли. При прорицании указывает на трения, разногласия.
Iss (Исс). «Лёд». В древнегерманской космогонии мир был окружён двумя безднами: Мусспельхейм рождал огонь, а Нифльхейм – лёд. Эти две стихии уравновешивали друг друга. Лёд вбирает в себя все вещи, удерживает их холодными и застывшими, сохраняет («замораживает») их равновесие, противопоставляя себя хаотическому движению огня. Но такое сдерживание, конечно, может быть и положительным, и вредоносным. Исс – это средство концентрации воли, концентрации на собственном «Я», сосредоточения на определённой цели. Но его действие может обернуться разрушением и привести к слабоумию или совершенному эгоизму, словом – к застою.
Ar (Ар). «Урожай». Эта руна произошла от jera в Старшем Футарке и переняла её значение: вознаграждение, успех, благосостояние. Но от значения «год» развивается новое толкование: вечный круговорот, вечное возвращение к истокам согласно природным циклам. Это ведёт к гармонии и миру (так же, как и благосостояние). Гармония и сама по себе достаточное вознаграждение. У перевёрнутой руны противоположное значение: бедность и конфликт.
Sol (Соль). «Солнце». Солнце несёт с собой жизнь, кормит всё живое. Скандинавы наделяли его женскими чертами : мягкостью и в то же время способностью поддержать, стать путеводной звездой. Соль – один из самых благоприятных знаков, охраняющий, помогающий преодолеть все препятствия. Но взамен он требует верности своим целям. Тех целей, которым вы не следуете твёрдо, вы и не достигнете.
Tyr (Тюр).В толковании Старших рун уже говорилось, что Тюр – один из асов, бог войны. Также это бог справедливости и самопожертвования. Из «Эдды» мы знаем, что, когда боги боролись с чудовищным волком Фенриром, Тюр положил ему в пасть руку в залог того, что волку не причинят вреда. И как только Фенрира стали связывать, он откусил Тюру кисть. Поэтому руна Т объединяет противоположные начала: победу и жертву. Это символ преданности и верности, сила справедливости. Перевёрнутая говорит об обратном.
Bjarka, bjarkan (Бьяркан). «Берёза», «берёзовый прут». Как уже известно, название руны относится не столько к самому дереву, сколько к богине-берёзе Фрейе. Управляет жизненным циклом (рождение–жизнь–смерть–возрождение). Также руна вобрала в себя значение perþ – скрытого знания, посвящения. Её используют для защиты, в качестве укрытия, где может происходить созидание. Бьяркан – знак начинаний и естественных преобразований. В перевёрнутом положении – замедление роста, неспособность к постижению.
Madhr, madr (Мадр). «Человек», «человечество». Собирательное значение было присуще и древнейшей руне – mannaz. Это знак тайны человечества, единственного рода существ, наделённых даром духовности и сознания, подобно богам. Но в отличие от богов, люди смертны, и в этом есть своё преимущество: смертность даёт способность изменяться, совершенствоваться, быть в движении. Мадр означает познание, мудрость, призывает к тщательной оценке своей жизненной позиции. Перевёрнутая руна предупреждает о самообмане.
Lugr, logr (Лёгр). «Вода». Это река жизни и пути, ведущие к ней и от неё. Человек приходит в жизнь с водой, уходит из неё через воду и по воде же совершает путь к источнику новой жизни – Вальгалле. Лёгр даёт жизненные силы, наделяет интуицией, указывает на испытания, но и, как поток, переносит через них. Перевёрнутая руна означает, что силы на исходе.
Yr (Ир). «Тис», «тростник». По переводу понятно, что руна вобрала значения eihvaz и algiz. Тис – вечное дерево, так как живёт более двух тысяч лет; но это и дерево смерти, ведь его хвоя и ягоды ядовиты. Тис связывает жизнь и смерть, это аналог Мирового древа – стержень, соединяющий две стороны мироздания. Это сильная защита (также одна из функций algiz), но и смертельная опасность, знак жизненной силы и в то же время неумолимая сила смерти. Это два лица Вечности. Знак завершения, после которого приходит просветление. Оно-то и является главной защитой. Перевёрнутая руна указывает на плохой исход дел, неблагоприятное завершение.

Младшие руны гораздо более «экономны», чем Старшие. И не только с точки зрения письменности, но и с точки зрения магии: часто одна Младшая руна объединяет значения нескольких Старших. Возможно потому, что люди стали мыслить более абстрактно, привыкли к обобщениям. Но одна черта осталась неизменной – двойственность. Она заключается уже в двоякой функции рун. В гадании у каждой руны две позиции: прямая и перевёрнутая. И значение каждой позиции часто тоже палка о двух концах. Руны двулики, и каждый видит в них то, что может увидеть. Для равновесия нужны две чаши весов, а не одна. Это закон бытия – вечное взаимодействие, вечное сравнение, вечная смена одного другим. В философии это назовут диалектикой, но создатели рун не слышали о такой науке, как философия, и то, что знали о законах мироздания, выразили в угловатых значках, похожих на ветки ясеня.

@темы: Этника, Моё творчество, История

14:46 

Руны. Часть 5

Слишком строга.
2.2. Младшие руны

А пока обратимся к эпохе викингов, начавшейся в VII–VIII вв. Тогда, параллельно со Старшими рунами начинают действовать другие, весьма с ними сходные. Это был уже 16-значный рунический ряд, родиной которого принято считать Данию, так как именно там найдены самые ранние памятники, выполненные новыми, или Младшими рунами. Ещё их называют Датскими.
Теперь все символы одинаковы по высоте, начертание некоторых изменилось (k, h, a, s, m). Некоторые вообще исчезли из алфавита (g, w, j, p, z, e, ng, d, o). Появилась руна R. Эти изменения связаны с изменениями в языке скандинавов (напомним, что Младшие руны использовались главным образом в письменности).
Чаще всего рунические надписи встречаются на памятных камнях, которыми увековечивали славу погибших воинов. Такие монументы устанавливали у дорог или мостов, а в христианское время – внутри церковной ограды, чтобы их могло увидеть как можно больше людей. К X в. сложилась формула мемориальной надписи: имя погибшего, оценка его доблести, сообщение о том, где и как он погиб, имена тех, кто заказал памятник, а часто и имя резчика. Если раньше надписи могли располагаться вертикально, горизонтально, по окружности камня, то теперь они наносились строго по вертикали, а позже – по изгибу сторон камня, по дуге.
В надписях на памятных камнях использовались, как правило, Датские руны. Но почти одновременно с ними получает распространение другая разновидность Младших рун – Рёкские (названы по имени одного из памятных камней в Швеции, IX в.). По ареалу распространения их называют ещё Шведско-норвежскими.
Их «ветви» максимально укорочены – настолько, насколько возможно для различения знаков. Отсюда третье название – Коротковетвистые. Их считают своего рода скорописью, выполнявшейся для повседневных нужд, на недолговечном материале. Это могли быть rúnakefli – гладко обструганные деревянные палочки, на которых руны вырезались (своеобразный аналог новгородских берестяных грамот). Такой обычай передачи сообщений сохранялся вплоть до XV в.

По мере того, как руническое письмо вытеснялось латинским, Младшие руны всё чаще применяются как магические знаки. Их вырезают на посуде: на дне тарелок, сосудов. В роли оберегов стали выступать не только охранительные формулы, но и отдельные рунические знаки.
Хотя в позднее средневековье руны и появились в книгах по чёрной магии в качестве колдовских символов, то есть фактически были объявлены вне закона, рунический ряд даже пытались приспособить под латинский алфавит.

В латинизированном виде рунический алфавит стали использовать как язык книг – это произошло около нач. XIII в., предположительно в монастыре в Сконе (Дания). До нас дошёл созданный там Codex Runicus (запись «Сконского права»). Вот одна из его страниц.

В XV в. появились рунические календари, о которых здесь уже упоминалось раньше. В них каждому знаку соответствовали дни недели, года и т.д. Существовали специальные дневные руны. Их было семь – для каждого дня недели.

@темы: Этника, Моё творчество, История

18:20 

Руны. Часть 4

Слишком строга.
О божественном происхождении и чудодейственной силе рун рассказывается в скандинавском эпосе и сагах. В «Речах Высокого», одной из песен «Старшей Эдды» говорится, что руны «создали боги,// и Один их вырезал». Но чтобы увидеть их, он «висел на ветру// девять долгих ночей,// пронзённый копьём,// посвящённый Одину,// в жертву себе же». Мотив сакральной смерти налицо, но это смерть – ради себя самого («в жертву себе же»), ради духовного перерождения, чтобы найти Истину в потустороннем мире и, отыскав, вернуться. Через призму Смерти и Вечности всё видится иначе, будь то упавшие на землю сухие ветки или прожилки листьев, куда стекла кровь (две версии толкования песни). За реальным скрывается магическое, и это, возможно, даже не более глубокий взгляд, а взгляд с другой стороны (игра слов – «по-ту-сторонний»). Умением видеть эту «другую сторону» и отличаются колдуны, шаманы. Именно для них открыто символическое значение рун, по-настоящему открыто, прочувствовано, прожито, а не просто услышано от мудреца (или прочитано в книге, как сейчас). Мало просто запомнить, «разложить по полочкам» в сознании. Это должно стать частью тебя самого, взглядом на жизнь. Вот почему
Рун не должен резать
Тот, кто в них не смыслит.
Это строки из песни древнескандинавского поэта, и им можно верить, потому что многие скальды были сведущи в рунической магии не меньше, чем жрецы. Ведь кому, как не поэту, знать скрытый смысл любого слова? Так, в «Саге об Эгиле» исландский скальд Эгиль с помощью рун исцеляет тяжело больную женщину. Оказалось, на её кровати неумелый врачеватель вырезал неверные, спутанные руны. Эгиль соскоблил их, вырезал новые руны на дощечке и положил больной под подушку, и она очень скоро выздоровела.
В эддических «Речах Сигрдривы» рунической магией владеет валькирия. Она рассказывает Сигурду о рунах «на все случаи жизни»: руны победы («вырежи их// на меча рукояти// и дважды пометь// именем Тюра»); повивальные руны, которые наносят на ладонь, чтобы «быть в помощь при родах»; целебные руны («для врачевания»), руны речи, чтобы выступить «на тинге таком,// где люди должны// творить правосудье»; руны мысли («если мудрейшим// хочешь ты стать»). Руны можно не только вырезать на различных предметах, но и выпить, соскоблив резьбу и смешав с медом.
Руны служили не только для помощи, но и для проклятия. В «Поездке Скирнира» посланец Фрейра сватает за него великаншу Герд, но та отказывает. Тогда Скирнир угрожает наслать на неё «чёрную похоть// и горе сугубое».
Подробнее всего о каждой руне повествуют «Речи Высокого»:

Заклинанья я знаю –
не знает никто их,
даже конунгов жёны;
помощь – такое
первому имя –
помогает в печалях,
в заботах и горестях.

Знаю второе, –
оно врачеванью
пользу приносит.

Знаю и третье, –
оно защитит
в битве с врагами,
клинки их туплю,
их мечи и дубины
в бою бесполезны…
Так описаны восемнадцать заклинаний – рун. Это кажется немного странным, ведь в Футарке, как мы уже знаем, 24 руны. Возможно, это прихоть безымянного автора песни – не раскрывать до конца все тайны непосвящённым слушателям. А возможно, это первоначальный рунический ряд – так считал немецкий оккультист и исследователь рун Гвидо фон Лист (1848–1919), основавший школу современной рунической магии. Он назвал эти руны «Арманен» – в честь Арманов, высших жрецов древних германцев. Арманические руны были очень популярны в Третьем Рейхе. Но настоящий Футарк от них отделяют около полутора тысяч лет.

@темы: История, Моё творчество, Этника

14:46 

Руны. Часть 3

Слишком строга.
Итак, каждой руне приписывали своё значение:
fehu (феху, феу). Сканд.: «скот, имущество». Руна собственности, благополучия. Означает выигрыш в жизни, получение награды. Помогает выбраться из нужды, приобрести новое, сохранить уже имеющееся, избежать потерь. С её помощью можно получить счастливую любовь, но и здесь будет сильное материальное начало. Перевёрнутая («вверх ногами»), означает потерю собственности или сознательное отторжение чего-либо.
uruz, uruR (уруз, урур). Сканд.: «зубр». Руна силы, жизненной энергии. Даёт крепкое здоровье и уверенность в своих силах. Помогает исцелиться от болезни. Мужчинам придаёт мужественность, женщинам – женственность. Помогает в дружбе, любви, заключении брака. Знак завершения начатого и новых начинаний. Перевёрнутая, означает упущенные возможности, неудачи, разочарования.
þurisaz, þurisaR (турисаз, турисар). Сканд.: «турс», то есть «великан» в германской традиции. Также есть версии перевода: «шипы» и «врата». Руна недеяния, пассивной защиты (без ответного нападения, как шипы у растения). Помогает в ситуации, когда невозможно всё проконтролировать. Помогает сосредоточиться, принять важное решение. Это врата в неведомый мир, где можно найти ответы на все вопросы. Перевёрнутая руна означает провоцирование поспешных действий, неверные, необдуманные поступки.
ansuz, ansuR (ансуз, -р). Сканд.: «ас», «светлый бог». Связана с богами, помогает получить знак свыше, то есть предупреждение, своевременно получить известие. Помогает общаться с окружающими, находить общий язык, а также встретить нужных людей. Перевёрнутая руна означает недостаток понимания.
raidho, raidu, raiþo (райдо, -у). Гот.: «путешествие». Руна пути, дороги, а также воссоединения. Гармония, воссоединение с самим собой. Помогает внутреннему движению вперёд, достижению справедливой цели. Охраняет путешественников. Перевёрнутая, означает разрыв отношений с друзьями, близкими, значительные изменения в жизни, неожиданные события.
kenaz, kauna, kano (кеназ, кауна, кано). Сканд.: «факел», также переводят как «рана». Руна воплощения и раскрытия. Самореализация. Прояснение, рассеяние тьмы, непонимания. Восстановление гармонии между двумя людьми. Перевёрнутая – гибель дружбы, любви, брака, «омрачение» в какой-либо ситуации или взаимоотношениях.
gebo, gebu (гебо, -у). Гот.: «дар». Руна дара, дара божественного. Помогает в выборе партнёра, сохранении согласия, единства. Но настоящее единство может быть только между целостными, сильными личностями, которые не теряют своей обособленности даже в единстве. Это дар свободы.
wunjo, wunju (вуньо, -у). Гот.: «радость». Руна радости, счастья, света. Означает успех в любой области. Благоденствие, радость, ясность в жизни. Может потребовать отказ от старых взглядов, целей. Перевёрнутая руна означает кризис, сомнения, колебания.
hagalaz, hagalaR (хагалаз, -р). Сканд.: «град». Руна стихийного разрушения. Разрушение ради созидания. Изменение, новшество, свобода, освобождение. Полный разрыв со старым, могущественная пробуждающая сила. Помогает воспрянуть духом, выйти из трудностей.
nauþiz, naudiR, naudhiz (наутиз, наудир, нодхиз). Сканд.: «нужда». Руна принуждения, работы над собой, очищения от того, что приводит нас к несчастьям, к слабостям. Перевёрнутая руна означает внутреннее опустошение, ослабление воли и характера, злобное импульсивное поведение, вхождение судьбы в «тёмную полосу». (Имеет два варианта написания.)
isa, isaR (иса, исар). Сканд.: «лёд». Лёд, застой, препятствие. Необходимость подчиниться, отступить, пожертвовать своими желаниями ради того, чтобы исполнить их позже, в более благоприятное время.
jera, jara (йера). Сканд.: «год», гот.: «урожай». Имеет два варианта написания. Руна урожая, получения резуль-татов. Помогает успешно завершить любое дело, предприятие, поэтому её вырезают перед началом дела, однако нужно помнить, что для достижения успеха нужно время, как для того, чтобы вырастить урожай, нужен год.
eihvaz, iwar (эйваз, ивар). Сканд.: «тис». Руна защиты, увеличения силы. Помогает преодолевать препятствия и предотвращать их появление, или извлечь из них пользу (лишний повод ещё раз обдумать свои действия). Руна терпения, настойчивости, ожидания.
perþ, perþu (перт). Гот.: «то, что скрыто». Это руна поиска, раскрытия, посвящения. Однако это посвящение даётся очень трудно, порою – ценой полного обновления духа, психической смерти. Перевёрнутая руна означает пустую трату времени, ненужную привязанность к какой-то цели.
algiz, algiR (альгиз, -р). Сканд.: «лось», также: «осока, тростник». Руна защиты. Распознаёт зло (осока шумит при приближении врага), защищает от него (как рога лося). Охраняет от чужого колдовства, помогает предчувствовать опасность. Привлекает удачу. Перевёрнутая, означает ухудшение здоровья, зависимость от других, плохие знакомства и связи.
sowulo, sowilu, sowil, sowelu (совило, совелу, соулу). Сканд.: «солнце». Руна победы, счастья, жизненных сил и энергии Солнца. Имеет два варианта написания. Символизирует исцеление, восстановление сил, целостность натуры. Воплощает стремление к самореализации, осмыслению жизни. Необходимость осознать свою сущность и выразить её, быть «равным себе».
teiwaz, tiwaz, tiwaR (тейваз, -р). Сканд.: «Тюр», то есть бог войны. Защитный знак, который воины рисовали на щитах и рукоятях мечей. Приносит победу, снимает сглаз и порчу. Укрепляет силу воли. Перевёрнутая руна означает напрасную трату сил, необдуманные и несвоевременные действия.
berkana (беркана). Сканд.: «берёза» – дерево богини плодородия и любви Фрейи. Руна роста, плодородия, материнства. Символизирует рост, расцвет, созревание, возрождение, очищение. Дарит удачу, защищает семью. Перевёрнутая руна указывает на препятствия росту, развитию.
ehwaz, ehwaR (эваз, -р). Гот.: «лошадь». Руна движения, изменений, прогресса. Помогает исправить ошибки, улучшить ситуацию, «сдвинуть с мёртвой точки». Лечит хронические заболевания, решает трудные вопросы, охраняет в путешествии, помогает осуществить мечту. Перевёрнутая руна означает возникновение препятствий, закрытие возможностей.
mannaz, mannaR (манназ, -р). Сканд.: «человек». Руна судьбы. Относится к личности человека, помогает ясно мыслить, дарует разум и хорошую память. Помогает наладить отношения с окружающими, но при условии, что вы будете скромны. Перевёрнутая руна указывает на несовершенства, недостатки, которые мешают хорошим отношениям с людьми.
laguz, laguR (лагуз, -р). Сканд.: «вода». Символ потока, того, что ведёт. Руна воды и магии. Поток, который несёт по жизни, учит действовать по интуиции, следовать своему внутреннему ритму. Это поможет достичь гармонии, спокойствия. Перевёрнутая руна предупреждает о перенапряжении: как физическом, так и моральном.
ingwaR, ingwaz, inguz (ингвар, ингуз). Гот.: «Ингви». Посвящена Ингви, или Фрейру, богу плодородия. Означает плодородие, оплодотворение, лечит бесплодие. Даёт силы для завершения дела, разрешения. Завершение здесь даже важнее, чем начинание, ведь сначала нужно закончить одно, и только потом уже начинать что-то другое. Придаёт уверенность. (Существует два варианта написания.)
dagaz, dagaR (дагаз, -р). Гот.: «день». Руна света. Символ сдвига, преобразования, перелома в жизни. Может предвещать большие достижения, процветание. Знак выхода из тьмы (ночи) и наступления дня.
oþila, oþala, oþal, oþilia (отила, отала, отал, одаль). Сканд.: «одаль» – усадьба, передающаяся по наследству. Руна наследства и разделения. Знак расходящихся путей, расставания, но расставания по собственной воле, без ущерба, даже с выгодой. Сочетание подчинения и твёрдости воли. Защищает собственность, сулит приобретения и выигрыши. Но у них есть своя цена: что-то нужно отдать взамен, с чем-то расстаться. Перевёрнутая руна призывает действовать не по условленным правилам, а по собственному усмотрению, но не жестоко. Требует подчинения судьбе, пассивности перед её волей, когда события происходят и вопросы разрешаются независимо от нас.

Все руны делятся на три атта (по восемь рун каждый) – «семьи», «семейства», каждое из которых посвящено одному из богов. Первые восемь рун посвящены Фрейе (по другой версии, её брату-близнецу Фрейру), вторые – Хеймдаллю (хранителю Мирового Древа), а последние восемь – Тюру.

@темы: Этника, Моё творчество, История

мой дневник

главная